Г. Ф. Хазел

Дар языков

Оглавление

Предисловие
Об авторе
Предисловие
Введение
Современная христианская и нехристианская глоссолалия
"Говорение на языках" и греческий язык
"Говорение на языках" в Евангелии от Марка
"Говорение на языках" в Деян. 2
Языки в Деяниях 10
"Говорение языками" в 19-й главе Деяний
"Говорение языками" в 1 Кор. 12-14

Предисловие

Многие христианские деноминации считают, что непременным свидетельством крещения Святым Духом является говорение на незнакомых языках, или глоссолалия. Истоки этого феномена они находят и практике первоапостольской Церкви, нашедшей отражение и книге Деяния святых Апостолов и в Первом послании апостола Павла Коринфянам. Соответствует ли описанный библейскими авторами дар языков современной глоссолалии?

Доктор богословия Герхард Хазел, известный многим протестантским конфессиям своими исследованиями Ветхого Завета, проводит богословский анализ тех мест Библии, в которых идет речь о говорении на языках.

Об авторе

Доктор Герхард Ф. Хазел был одним из известнейших богословов конца двадцатого века. Всю свою жизнь, которая оборвалась трагически в возрасте 59-ти лет 11 августа 1994 года в автомобильной катастрофе, он посвятил исследованию Библии. Результаты своих исследований он опубликовал в 19-ти книгах и статьях, число которых превышает 300.. Он принимал участие в написании двух томов Нового международного комментария по Ветхому Завету (Eerdman's New International Commentary on the Old Testament). Некоторые из его трудов до сих пор являются стандартными учебниками в богословских аспирантурах различных конфессий по всему миру. Герхард Хазел был также одним из редакторов Нового международного словаря по теологии Ветхого Завета (The New International Dictionary of Old Testament Theology). Несколько основных его статей помещены в очень важных богословских словарях, таких, как: Theological Dictionary of the Old Testament (Богословский словарь Ветхого Завета) и Anchor Bible Dictionary.

Герхард родился в столице Австрии - Вене, но детские годы провел в нацистской Германии, где, согласно его словам, он "вырос очень быстро". При атеистическом режиме того времени его семья неоднократно испытывала чудодейственную Божью заботу, проявившуюся в ее спасении и особых благословениях. Хазелы нашли приют в обществе христиан, сохранивших непоколебимую веру в Бога. Эта вера и помогла им выжить в то трудное время.

Получив докторскую степень в Вандербильтском университете в Нэшвилле, штат Теннесси, Герхард Хазел служил людям в качестве пастора, преподавателя, редактора и руководителя. На протяжении семи лет он был деканом богословской аспирантуры, а посты заведующего кафедрой Ветхого Завета и директора докторских программ он занимал восемнадцать лет вплоть до своей смерти. У него остались жена Хилда и дети: Майкл, Марлена и Мелисса.

В своей книге "Дар языков" доктор Хазел ссылается на сотни источников, перечислить которые мы не сочли нужным в связи с тем, что они недоступны русскому читателю. Если вас интересуют эти источники, обратитесь, пожалуйста, к оригиналу данной книги.

Издатели

Предисловие

В современном христианстве нет явления более распространенного, чем феномен говорения на иных языках, или "боговещания", или того, что можно, корректнее, обозначить термином "глоссолалия". Сразу оговоримся, что это лишь один оттенок в обширной палитре харизматического движения. Настоящее явление привлекало внимание автора более трех десятков лет тому назад, и он многие годы изучал эту проблему, опираясь на библейские свидетельства, а также на опыт, полученный в дискуссиях, академических изысканиях и при личных контактах с людьми по всему миру.

За последние тридцать лет харизматическое движение пережило три "волны" развития. Первая волна поднялась около 1900 г. и явила себя в традиционных пятидесятнических церквях, в которых "говорение на языках" рассматривалось как крещение Святым Духом и как своеобразная ступень на пути к большим духовным возможностям.

Вторая волна возникла в шестидесятых годах нашего столетия, когда "говорение на иных языках" проникло даже в наиболее традиционные христианские церкви, в том числе методистскую, пресвитерианскую, лютеранскую, баптистскую, римско-католическую и так далее. Эта волна известна как неопятидесятничество или харизматическое движение обновления. Точка отсчета третьей волны - восьмидесятые годы. Она также является частью харизматического движения, охватившего весь мир. Среди прочего, движение это акцентирует внимание на так называемом сильном, властном евангелизме, когда сила молитвы преобразуется, в частности, в чудесные исцеления. Важной составной частью современного харизматического движения обновления является "Движение торжествующей церкви". Последнее, как отмечают в своих работах авторы "Третьей волны", и есть обновление Церкви духом.

Важно признать, что эти три "волны" - существенная часть харизматического движения в христианстве как таковом. Это значит, что почти все христианские деноминации в той или иной форме пропитаны харизматической идеей. Силы же харизматического движения необъятны, часто оно легко приспосабливается к новым условиям, и в этом заключается, по сути, тот более обширный современный контекст "говорения на языках" в харизматическом движении в христианстве.

Отдельные главы этой книги официально и неофициально обсуждались в различных церковных кругах, и я благодарен тем многим людям, которые поощряли и поддерживали этот замысел. Я хотел бы поблагодарить д-ра Джека Бланко, председателя Издательского отдела Теологического общества, а также членов этого общества за поддержку, благодаря которой в серии "Монографии Теологического общества" и появилась моя книга. Д-р Гордон Хайд и Уильям Фагал пошли еще дальше и помогли тщательно отредактировать материал, внимательно ознакомившись с рукописью и высказав множество ценных замечаний. Рей-нальдо Сикейра и Кут ван Уик, докторанты Университета Андрюса, сверили все ссылки, выполнили значительную техническую работу и, показав существенные познания в области компьютеров, значительно ускорили выход книги в свет. За долгие годы, в течение которых я обсуждал поднимаемые в этой работе темы, я почерпнул массу идей от моих собеседников, но этих людей слишком много, чтобы упомянуть всех поименно. Разумеется, я несу всю ответственность как за содержание этой книги, так и за ее объем, несмотря на то, что так много людей участвовало в ее подготовке.

Моя семья отнеслась ко мне с пониманием. Подготовка рукописи поглотила все мое свободное время, которое по праву принадлежало моей жене Хилде. Несомненно, что ее любовь и самопожертвование оказали решающую помощь в деле написания этой книги. Вот почему я посвящаю ее Хилде как дар в ответ на ее поддержку и любовь ко мне и к делу Божьему.

Герхард Ф. Хазел,
богословская семинария Университета Андрюса

Введение

В последние годы почти в каждой христианской деноминации в той или иной мере проявился феномен "говорения на языках" или, как принято обозначать это термином, глоссолалия. Разногласия по поводу отношения к этому феномену во многих церквах даже привели к их расколу. Одни церкви полностью его отвергли, другие принимают с оговорками или же тайно поддерживают. Есть и церкви, где глоссолалию приняли всей душой; некоторые конгрегации объявили о ней, как о сладчайшем обретении, в других же на этой почве произошло разделение. Так что глоссолалия по-прежнему остается предметом споров, несмотря на свою очевидно растущую популярность.

Практика "языков" широко внедрена в мировом христианстве. Бесспорно, это наиболее быстро распространяющийся феномен не только среди традиционных пятидесятнических церквей и неопятидесятников, но и среди разнообразных харизматов и движений обновления. Подсчитано, что глоссолалией по всему миру охвачено от 140 до 370 млн. христиан. Если же принять, что общее число христиан по всему миру составляет около 1,8 млрд., то получается, что этим явлением охвачено от 7,7 до 20,5 процента христиан.

По поводу глоссолалии сразу возникает ряд спорных вопросов. Если оставить в стороне такие моменты, как то: исходит ли христианская глоссолалия от Бога, или она - от сатаны, или она - не более чем одержимость; сверхъестественный ли это феномен; результат ли транса; стимуляция ли особой области в левом полушарии мозга; может ли это быть отключением сознания, или формой гипноза или истерии, процессом усвоенного поведения, - то возникает вопрос: а не идентичен ли современный феномен глоссолалии дару Святого Духа в день Пятидесятницы (Деян. 2)? Большинство современных харизматов утверждают, что нынешняя глоссолалия не адекватна излитию Святого Духа во время Пятидесятницы.. Они считают, что глоссолалия идентична феномену, описанному Павлом среди прочих духовных даров в 1 Кор. 12-14. Отличается ли современная глоссолалия, распространенная среди современных христиан, от дара "иных языков", описанного в Деян. 27 Верно ли, что в Новом Завете существуют два типа "говорения на иных языках" - один в Деян. 2, а другой в 1 Кор. 12-141 Почему современные христиане, владеющие глоссолалией, сегодня обычно говорят, что их язык - "язык ангельский", хотя прежде утверждали, что говорят они на известных иностранных языках? Истинно ли то, что современная глоссолалия - язык духовный, а не естественный? Эти сомнения - лишь небольшая часть тех вопросов, которыми задаются сегодня многие христиане. Проблема более чем достойна тщательного и честного рассмотрения.

Харизматы обычно рассматривают "говорение на языках" как излитие позднего дождя, обещанного в Иоил. 2:28, 29. Они верят, что глоссолалия есть последнее и всеобъемлющее проявление Святого Духа в конце времени, предваряющее Второе пришествие Христа. Она - главное знамение, а для некоторых и знамение конца.

Повсюду мыслящие христиане - не являющиеся харизматами или членами Церкви пятидесятников, не присоединившиеся к неопятидесятничеству, родившемуся в начале 1960-х гг., и которых не захватили харизматические движения 70-х и 80-х г., - размышляют над тем, как они должны расценивать эти современные новшества. Посвященные христиане, руководители Церкви на всех уровнях, студенты, изучающие теологию, а также пасторы более традиционных христианских Церквей задаются вопросом, что делать с неопятидесятничеством и современными "харизматическими движениями обновления", где "иным языкам", глоссолалии, придается очень важное, если не ключевое значение. Повсюду люди интересуются "говорением на языках", его сущностью, значением в личной жизни, предназначением в Церкви и причинами неожиданного, взрывообразного распространения этого явления почти в каждой деноминации. Многие спрашивают, а не основание ли это для христианского или нехристианского экуменизма?

Многие телеевангелисты, радиопроповедники, целители по вере и люди, помогающие победить болезнь с помощью молитв к Господу, а также другие христиане, не принадлежащие к пятидесятникам или харизматам, в своих выступлениях перед широкой публикой время от времени начинают говорить "иными языками". Тем самым в немалой степени они вносят свой вклад в распространение интереса к этому феномену. Это одна из причин возросшего интереса людей к явлению "иных языков". Самая большая церковь в мире, в которой широко используется глоссолалия, исцеление веры и чудеса и которую мне довелось посетить, это церковь Йодо Фул Госпел ("Полное Евангелие") в Сеуле (Корея). В 1984 г. она насчитывала около 400 000 членов и возрастала под руководством Павла Йонгги Чо и 320 помогающих ему пасторов.

Количество литературы по проблемам глоссолалии, причем из самых различных источников, настолько велико, что обычный христианин и даже исследователь попросту теряется. При нарастающей скорости публикаций на эту тему стало почти невозможно быть в курсе событий. Достаточно напомнить, что на 1985 г. библиография по "иным языкам", составленная Уотсоном Е. Миллсом и изданная под названием "Глоссолалия: библиография", содержит ни много ни мало, но 1 150 наименований. Сюда не входят, разумеется, сотни работ, изданных позднее, Число пятидесятнических и харизматических движений обновления настолько обширно, что в 1988 году крупнейшее издательство Соединенных Штатов выпустило "Словарь пятидесятнических и харизматических движений" (под ред. Стенли М. Бургесс и Гари Б. МакГи, изд. "Зондерван"). Я многое подчеркнул за последние два десятилетия изо всех этих источников - как из книг, так и из отдельных статей.

Одно время христиане, не примкнувшие к харизматическим движениям, называли классических пятидесятников в Северной Америке "холи роллерами" ("святыми газонокосилками"), вкладывая в это слово уничижительный смысл. Сегодня "говорящих языками" уважают, как никогда прежде, особенно после того, как целитель по вере Орал Роберте в 1967 г. вышел из пятидесятнической деноминации и присоединился к знаменитой методистской церкви в Талса, штат Оклахома, построив затем за 200 млн. долларов Университет Орала Робертса.

Стало очевидно, что "говорящие языками" харизматы достигли новой ступени уважения. Однако это вовсе не означает, что любой харизмат желанен повсюду и в любой деноминации. В конце 80-х гг. трое преподавателей солидной теологической семинарии в Далласе, штат Техас, стали говорить на "иных языках", сочтя это новой ступенью своего духовного опыта. В результате под давлением со стороны сотрудников они вынуждены были подать в отставку. Тем не менее, несмотря на те личные чувства, которые каждый испытывает по отношению к "говорению на иных языках", к христианам-харизматам сейчас относятся с таким уважением, которого прежде не наблюдалось.

Заметим кстати, что очень немногие люди в курсе последних достижений традиционного пятидесятничества и, в частности, неопятидесятничества. Еще меньшему числу людей известно о новейшей литературе по "иным языкам". Психологами и психиатрами были проведены тщательные исследования лиц, практикующих глоссолалию. Лингвисты разнообразных специализаций исследовали лингвистическую основу глоссолалии как языка среди христиан и нехристиан, включая язычников, тоже практикующих глоссолалию. Социально-культурные исследования показали, что глоссолалия не является практикой исключительно христианской. Большое число работ было посвящено изучению различных аспектов учения Библии о "иных языках", при этом использовались различные методы и подходы. Выводы, полученные в результате этих исследований, ни в коем случае не идентичны и отражают взятые за основу методологические предубеждения и другие факторы.

Используемый в этой книге подход для освещения рассматриваемых вопросов состоит в попытке описать современный феномен глоссолалии в том виде и последовательности, как она развивалась в XX в. В выводах мы обращаемся к Новому Завету, стремясь выяснить, что на этот счет говорит непосредственно Слово Божье. В соответствии с этой методологией в первой главе мы описываем "языки" как характерную черту в религиозном движении XX в., обращаем внимание на проявление глоссолалии в нехристианских религиях и приводим результаты исследований глоссолалии, проведенных как в христианских, так и в языческих религиях различными признанными учеными и богословами. Затем мы обращаемся к практике глоссолалии во многих религиозных обществах и рассматриваем вопросы, возникающие как следствие разногласий в доктринальных учениях среди пятидесятников. Заканчивается эта глава идентификацией "иных языков" и способа, которым их истолкователи соучаствуют в этом действе.

Во второй главе основное внимание уделяется лингвистическому изучению терминологии, употребляемой в Библии для описания "иных языков". Назначение этой главы - разъяснить язык Нового Завета и, в частности, тех мест Писания, в которых описывается этот Библейский дар, а также, исследуя нехристианские тексты, установить, пользовались ли этим языком в античном мире. Главная цель главы - показать, идентичны ли "иные языки", описанные в Новом Завете, религиозной или иной античной практике, и не является ли этот новозаветный феномен продолжением античных языческих религий.

Далее пять глав посвящены тщательному исследованию следующих пяти отрывков Нового Завета: Мк 16:17, Деян. 2:1-13, 10:44-48, 19:1-7 и 1 Кор. 12-14, которые прямо и недвусмысленно связаны с феноменом "иных языков". Цель этих глав - изучить каждое место внутри контекста, соотнести результаты исследования со всем библейским контекстом. Особенное внимание уделено: 1) выявлению происхождения "иных языков"; 2) определению задачи, для выполнения которой этот духовный дар был дан; 3) соотнесению этой задачи с темой духовных даров вообще; 4) выяснению вопроса, всегда ли употребляемый в Новом Завете термин "иные языки" указывает на один и тот же феномен или же он многозначен и в некоторых случаях (напр. 1 Кор. 12-14) имеет отличный от других мест Писания смысл. Многие харизматы и современные исследователи полагают, что действительно есть некоторое различие между интересующими нас отрывками из Деян. и 1 Кор. 12-14, хотя в обоих случаях используется одна и та же терминология. Вопрос деликатный, но вполне разрешимый. В какой-то степени он, очевидно, поможет нам разобраться в проблеме природы глоссолалии.

Общая же цель книги - выяснить, является ли современный феномен "иных языков" (глоссолалия) идентичным новозаветному. Если да, то хотелось бы знать, действует ли он таким же образом, что и во времена Нового Завета; если же нет, то необходимо понять, что же представляет собой современная глоссолалия, и как к этому феномену должен относиться христианин.

Мы надеемся, что в этом скромном нашем намерении наш небесный Отец и наш Господь Иисус Христос будет прославлен. Ведь истинно, что Святой Дух в последние дни обещан народу Божьему и поздний дождь Духа (см. Иоил. 2:23, 28, 29) - мечта каждого искренне верующего.

Современная христианская и нехристианская глоссолалия

Современный феномен "говорения на иных языках", охвативший миллионы христиан по всему миру, появился не так давно. Хотя многие пытаются доказать, что нынешние глоссолалии имеют корни в предшествующих христианских веках, представляется очевидным его недавнее происхождение, и мы попытаемся доказать это ниже. "Иные языки" или глоссолалия - существенная часть пятидесятничества XX в. и харизматического движения шестидесятых годов, которое развивалось вне пределов традиционных пятидесятнических церквей. "Иные языки" распространяются весьма быстро, и создается такое впечатление, что они уже "живут" чуть ли не во всех без исключения деноминациях по всему миру.

Наблюдая этот быстро распространяющийся феномен, все большее число христиан задаются целым рядом новых вопросов. Доверяющие Библии христиане спрашивают: откуда взялись "иные языки"? Кто их практикует? Должны ли все христиане говорить на "иных языках"? Являются ли "иные языки" непременным условием спасения? Тождественно ли "говорение на "иных языках"" крещению Святым Духом? Являются ли "иные языки" излитием позднего дождя, предваряющего пришествие Иисуса Христа на облаках небесных? Кто удостоверяет глоссолалию? Приближает ли она ко Христу? Открывает ли Святой Дух "новые истины" говорящему на "иных языках"? Исходят ли "иные языки" от Святого Духа и дают ли они более полное познание библейских истин? Является ли глоссолалия тем, что в будущем объединит всех христиан в единую Церковь? Эти вопросы лишь незначительная часть тех, которые верующие задают сегодня себе и друг другу наиболее часто.

Есть, однако, еще целый ряд вопросов, возникающих по поводу этого современного феномена, поскольку глоссолалия по-прежнему остается для многих людей загадочным явлением современности. Доверяющие Писанию христиане требуют, чтобы богословы ответили на эти вопросы, опираясь исключительно на саму Библию и христианский контекст.

В последние годы глоссолалии - так мы далее будем называть современный феномен "говорения на иных языках" - было уделено значительное внимание со стороны специалистов различных областей знания: филологов, лингвистов, антропологов и других ученых. Уже около столетия эти специалисты гуманитарных и прикладных наук изучают феномен глоссолалии. Они заслуживают того, чтобы их выслушали. К чему же они пришли? Как это явление соотносится с известными прежде примерами? Какое влияние имели исследования на тех, кто вовлечен в глоссолалию?

Например, глоссолалию изучали лингвисты и антропологи, которые пытались выяснить связь обсуждаемого феномена с современными или древними языками и языковыми структурами. Глоссолалию изучали психологи и психиатры, которые очень хотели понять, является ли это явление аберрацией или фазой нормальной психологической деятельности. Глоссалалия также была объектом изучения социологов и бихевиористов, которые пытались определить ее место в различных областях социо-бихевиористических форм человеческого поведения.

Другая группа исследователей провела сравнительное изучение христианской глоссолалии с удивительно похожим феноменом, встречающимся по всему миру в нехристианских религиях. Известно, что во время церемоний и религиозных обрядов у жрецов нехристианских религий, целителей духом, шаманов и последователей близких религиозных культов начинается глоссолалия, по своим характеристикам практически идентичная христианской. Эти наблюдения подняли ряд совершенно новых вопросов и возвели глоссолалию в значительно более широкий религиозный контекст, который никак нельзя игнорировать.

Очевиден тот факт, что именно 1990-е гг. оказались тем временем, когда исследователи и ученые существенно продвинулись в своих изысканиях в области феномена глоссолалии в современном мире. Заслуживают ли их изыскания огласки? Донесли ли они до серьезно настроенных умов некоторые новые и существенные аспекты современного феномена глоссолалии, которые более невозможно игнорировать? Мы обязаны разобраться в этих исследованиях и в их свете рассмотреть новозаветный дар "языков".

Остается основной вопрос: идентичны ли "иные языки" Нового Завета и современная глоссолалия или же между явлениями есть существенная разница? Этот уже несколько банальный вопрос заслуживает определенного интереса ввиду новых открытий во многих областях знаний.

Сейчас нам необходимо дать определение используемым терминам. Современный феномен "иных языков" с формальной точки зрения наиболее адекватно обозначается как глоссолалия (это слово образовано от греческих слов glossa - язык, и laleo - говорить). В изданной не так давно под редакцией Ф. Р. Гудман солидной "Энциклопедии религий" глоссолалия определяется как практика "необычного речевого поведения, которое в многочисленных западных и незападных религиозных обществах постулируется как ритуально-религиозное". Это современное определение, отличное от прежних и уникальное в среде тех, кто рассматривает глоссолалию как типично христианский феномен, настораживает читателя и раскрывает перед ним существенно расширившееся за последние годы изучения глоссолалии видение проблемы.

Известный лингвист У. Дж. Самарин, который углубленно исследовал христианскую глоссолалию, сформулировал похожее определение: "Глоссолалия - это бессмысленная, но фонетически структурированная человеческая речь, являющаяся с точки зрения самого говорящего настоящим языком, однако как система не напоминает ни один из известных человечеству языков, будь то живой или мертвый". Это определение появилось в результате десятилетнего изучения "иных языков", и, таким образом, глоссолалия не может претендовать ни на один живой или мертвый язык. Поэтому некоторые из адептов "говорения" предположили, что вещают они на языке ангельском, а не на человеческом. Оба определения показывают, что глоссолалия есть "необычное речевое поведение" в любом христианском или нехристианском религиозном объединении и, что касается христиан, это "человеческая речь", "которая как система не напоминает ни один из языков, будь то живой или мертвый".

Традиционно глоссолалия отожествляется с "иными языками", упомянутыми в Новом Завете. Чуть ли не повсеместно предполагается, что этот современный феномен есть дар Духа Святого, вновь явленный в христианской Церкви, как в теле Христовом. Для ясности в решении стоящей перед нами задачи мы, как и договорились, будем обозначать современный феномен бессмысленной речи, имеющей место в религиозных объединениях, словом "глоссолалия", а новозаветный феномен - "иными языками". Нам это кажется обоснованным, поскольку словосочетание "иные языки" явно используется в Новом Завете.

Краткий обзор некоторых новых сведений о глоссолалии Требует углубленного внимания, которое мы и попытаемся уделить этому предмету.

1. Глоссолалия в современном христианстве

Для большинства христиан глоссолалия - типично христианский феномен, т. е. опыт так называемых пятидесятнических церквей и неопятидесятнических харизматов во многих деноминациях. Точно так же глоссолалия - феномен, характерный для большинства церквей, деноминаций и групп современного "харизматического движения". Общий термин, объединяющий последних, - "харизматическое движение обновления".

Исторически глоссолалия и пятидесятничество - явление новое, не связанное ни с трясунами, ни ирвингитами XIX в., и которое, как принято считать, началось в 1906 г. на Азуза-стрит, 312 в Лос-Анжелесе, Калифорния, в здании пустующей Африканской методистской епископальной церкви. С организованной на Азуза-стрит миссии и началось это всемирное движение. Однако это условная точка отсчета, ибо в 1900 г. в Канзасе уже имело место подобное явление. Методистский служитель Чарльз Пархам, который основал Библейскую школу (Ве-телский колледж, прекративший свое существование в 1901 г., в городке Топека), мечтал оживить церковь. 31 декабря 1900 г., в ночь на Новый год, он возложил руки на некоторых своих учеников. Как повествует книга Сары Е. Пархам "Жизнь Чарльза Пархама, основателя движения апостольской веры", этим вечером мисс Агнес Озмаи "начала говорить языками". Другие также заговорили на "иных языках", т.-е. речь их приобрела форму глоссолалии, и они "издавали звуки, которые присутствующие не могли отождествлять ни с одним из известных им языков". [Здесь и далее в нашей работе мы будем использовать термин "глоссолалия", который часто используется в литературе по данному предмету. Но мы не беремся утверждать, что значение этого слова идентично или, наоборот, прямо противоположно "иным языкам", описанным в Новом Завете.]

Позднее, когда Перхам переехал в Техас, с ним познакомился американский студент африканского происхождения Уильям Дж. Сеймур. 9 апреля 1906 г. на Лос-Анджелес снизошло "первое пятидесятническое излитие". Это произошло на Бонни Бри стрит, 214. Там присутствовали Сеймур и другие очевидцы, а затем группа перебралась на Азуза-стрит, 312, "где собрания продолжались в течение последующих трех лет". Независимо от Сеймура там находились уже знакомая нам Агнес Озман и Дженни Мур, у которых на собраниях на Азуза-стрит также начиналась глоссолалия. Здесь и берет начало современная христианская глоссолалия, которая впоследствии распространилась на территорию Соединенных Штатов и по всему миру.

Так на пороге XX в. родилось пятидесятничество, наиболее характерной чертой которого стала глоссолалия. Корни его уходят в XIX в., в так называемое Движение святости. Уотсон Е. Миллс утверждает, что с этого часа нет более противоречивого аспекта в харизматическом христианстве, чем "говорение на иных языках".

Исторический факт, ускользающий от внимания большинства исследователей глоссолалии в харизматической христианской вере, заключается в том, что первые люди, овладевшие глоссолалией, иными словами, ученики Пархама, прежде чем начать "говорить", с вопросом о "иных языках" по Библии не знакомились. Недавние исследования показали, что глоссолалия не была следствием изучения Писаний. "Иные языки" или, здесь, глоссолалия просто случилась как бы сама по себе, а уж потом ученики Пархама стали изучать Библию в поисках объяснения происходящего на их собраниях. Одна из первых статей, озаглавленная "Языки как знамение" и датированная сентябрем 1906 г., оканчивается недвусмысленным заявлением: "Мы увлекались благословениями и помазаниями Божьей силой вместо того, чтобы дожидаться исполнения библейских предсказаний о Пятидесятнице". Ведущий историк пятидесятников Мензиес пишет: "Важно, что эта мысль (о том, что в Деяниях ученики Христа говорили на иных языках) появилась не на собрании, где пытались совершить, так сказать, пробуждение, но в библейской школе (Пархам Ветел колледж), не на волне обычного для лагерного собрания возбуждения, но в группе серьезных личностей, которые тщательно продумали взаимосвязь этого опыта (глоссолалии) с другими событиями, пытаясь найти в этом теологическую сущность". Иными словами, прежде был опыт глоссолалии, и лишь затем студентам Пархамской библейской школы было предложено исследовать Книгу Деяний в поисках библейского свидетельства о подобном явлении. Таким путем Пархам и Сеймур пришли к убеждению, что глоссолалия есть крещение Святым Духом и может быть отождествлена с новозаветным феноменом говорения на "иных языках".

После первого же проявления глоссолалии появилась личная убежденность, что исходила она от Бога и посредством ее являл Себя Дух Святой. В итоге в умах харизматов слились два источника веры в то, что глоссолалия исходит от Святого Духа. Первый - личная субъективная убежденность, будто источник феномена есть Дух Святой, а второй - соответствующая интерпретация Писаний, по которой "иные языки" в Деяниях и в 1 Кор. 14 идентичны ныне практикуемой глоссолалии.

Здесь следует сделать два важных заключения касательно христианской глоссолалии. 1. Поскольку христианские глоссолалисты от начала взялись утверждать, что в Библии есть обоснования для глоссолалии, нельзя не признать тот факт - и наше к тому отношение достаточно доброжелательное, - что современная глоссолалия не опирается в своем происхождении на изучение Писания и лишь впоследствии Библия была использована для получения теологического и текстового обоснования глоссолалии и установления ее аутентичности. 2. Обычно харизматы, практикующие глоссолалию, указывают на два источника, используемые для установления аутентичности "иных языков". Один из источников - личная убежденность, а второй - последующий поиск обоснования в Писании. Эти два источника подчас с трудом сочетаются в смысле приоритетности. Поскольку исторический протестантизм полагает, что единственным мерилом всякого учения и практики может быть только Библия, глоссолалисты обычно рассматривают источник личного опыта сравнительно с прецедентом, имевшем место в Писании.

В 60-х г. харизматическое движение, вобравшее в себя и глоссолалию, вступило во вторую свою стадию ("вторая волна"), вышло за пределы традиционных пятидесятнических и святых церквей и охватило многие

традиционные церкви. Это вхождение в более традиционные церкви обычно называют неопятидесятничеством или "деноминационным пятидесятничеством". Еще одно название, как вы помните, - "харизматическое движение обновления".

Начиная с 1967 г. римо-католики также влились в неопятидесятническое движение. Глоссолалия, как констатирует Эдвард О'Коннор, - составляющая часть "Католического харизматического движения обновления". Есть мнение, что первоначально феномен проявился среди студентов, священников и монахов Университета Нотр Дам в Саут Бенд, Индиана. Оттуда он распространился на другие студенческие городки католических университетов как в самих Соединенных Штатах, так и за их пределами. В это время различные римско-католические священнослужители осторожно высказывались, что на этой стадии движение запрещать нецелесообразно, но, напротив, следует позволить ему распространяться. Вскоре после этого папа уполномочил кардинала Джозефа Сюненса возглавить движение римско-католического неопятидесятничества. Некоторое время спустя, все еще в самом начале католического движения неопятидесятничества, иезуитский исследователь П. Дембориена сообщил, что католики будут "собираться вместе в храмах уединенных монастырей и проводить долгие ночные бдения с речью и пением на "языках"". В 1991 г. в периодической печати сообщалось, что за 25 лет своего существования харизматическое движение обновления внутри католической церкви охватило от 6 до 10 млн. католиков по всему миру. Сегодня в это движение обновления входят прелаты, священники, монахи и посвященные католики. С момента зарождения Это движение благословляли различные папы.

Хотя наблюдается некоторая напряженность между отдельными небольшими неопятидесятническими общинами, в целом со временем ничего не меняется. В журнале "Христианство сегодня" за сентябрь 1991 года сообщается, что "за последние годы центр харизматического католического движения переместился с особых обществ на приходские молитвенные группы и епископальные комитеты обновления".

Живой интерес к харизматическому движению обновления проявляет и Всемирный Совет Церквей. Но чтобы описать многие успехи неопятидесятников за последние годы, нам придется очень далеко отойти от темы. Вновь и вновь сообщается, что неопятидесятничество или "харизматическое движение обновления", как в настоящее время его чаще всего называют, становится наиболее быстро растущей частью христианства в целом. Занимающийся миссионерской статистикой Дэвид Барриет подсчитал, что из 1,8 млрд. человек, называющих себя христианами, около 372 млн. относят себя к харизматам-пятидесятникам. По этой статистике около 20 процентов всех, кто считает себя христианами, пятидесятники или неопятидесятники.

В настоящий момент наша цель заключается в том, чтобы проследить феноменальный рост глоссолалического движения в христианстве как целом. Многие эксперты приходят к выводу, что неопятидесятничество или харизматическое обновление "второй волны", т. е. харизматы, - наиболее быстро растущий "харизматический" сегмент в христианских церквах по всему миру.

Хотя для нашего времени сей факт, по-видимому, наиболее существенный, мы все же не можем не признать, что глоссолалия - это феномен не исключительно христианский. Как мы увидим ниже, есть факты, из которых следует, что феномен глоссолалии практикуется членами и других ныне существующих нехристианских религий. Многие христиане, которые хотели бы видеть этот феномен исключительно через призму новозаветных цитат о даре Святого Духа или даже "крещении Святым Духом", вероятно, весьма удивятся.

Нам кажется, что сейчас настало время обратить наш взор на современные нехристианские религии и проявление в них глоссолалии. И хотя нарисовать картину во всех деталях, видимо, невозможно, мы постараемся показать хотя бы некоторые характерные черты этого явления в других верованиях.

2. Глоссолалия в современных нехристианских религиях

Последние исследования показали, что глоссолалия не есть исключительно христианская практика. Она используется в великом множестве ныне существующих национальных нехристианских религий по всему миру. Р. П. Спиттлер в "Словаре пятидесятнических и харизматических движений" (1988) пишет: "Каково бы ни было ее происхождение, но глоссолалия есть феномен человеческий, не ограниченный не только рамками христианства, но даже и рамками религиозного поведения человечества".

Фелиситас Д. Гудман принимала участие в углубленных исследованиях глоссолалии. Она сообщает, что глоссолалия наблюдается у "эскимосов, саами (лаппов), чукчей, кханти (остяков), якутов и эвенков, которые в своих ритуалах пользуются тайным языком, представляющим собой смесь бессмысленных слогов и национального языка".

Существует множество примеров лишенных логики звуков, или глоссолалии, на всех континентах в рамках национальных религий. Например, известно, что в Японии - в небольших культовых группах, во время колдовских сеансов на Хоккайдо и северном Хонсю и в послевоенной секте, известной под названием "Танцующая религия", - это происходит. Л. Карлайл Мэй сообщает, что феномен глоссолалии в полном своем объеме часто наблюдается во время церемоний небольшого культа под руководством Генджи Йанагида из города Мойи, префектура Фукока, а также в других аналогичных группах. В среде палаунгских народов в Бирме "человек одержимый, или "черный маг", вынужден говорить на магическом языке, в то время как в обычном состоянии он на нем говорить не в состоянии". В Эфиопии, как пишет Гудман, в культе зар "шаманы говорят к зарам (духам) на "тайном языке"". Такой подход к религиозным отправлениям подразумевает поклонение духам.

Гудман далее отмечает: "Одержимость - одно из наиболее часто встречающихся состояний, проявляющихся в глоссолалии. В состоянии одержимости, по ощущению испытавших это, священное измерение действительности внедряется в человека". Дух ощущается, как "сила, а не личность, а другие духи, например, дух мертвых аборигенов Тробриандских островов, духи рода в Африке и разнообразные духи в Гаитянских Буду, проявляют свои личные качества посредством глоссолалии... Голос, овладевающий субъектом личности, отличается от голоса одержимого". Весьма похоже, что этот феномен тесно связан со спиритическими сеансами. "Спиритуалистическая глоссолалия и связанные с ней феномены были объектом номер один исследователей-психологов в начале двадцатого столетия", - пишет Р. П. Спиттлер.

Это лишь несколько из многих известных примеров глоссолалии в современных нехристианских религиях. Л. Карлайл Мэй отмечает, что глоссолалия в нехристианских религиях встречается в "Малайзии, Индонезии, Сибири, Арктических районах, Китае, Японии, Корее, Аравии, Бирме и в других местах". Также активно она присутствует в африканских племенных религиях. Повторим, наша цель состоит не в том, чтобы быть исчерпывающими в доказательствах, но чтобы показать, что феномен глоссолалии вовсе не исключительно христианский.

Присутствие глоссолалии как в христианских, так и в ныне существующих нехристианских (языческих) религиях не может не вызвать целый ряд новых вопросов. Каково происхождение глоссолалии? Какова ее цель? Какая связь существует между практикующими глоссолалию христианами и нехристианами? Чья это работа, какого духа? Не дух ли это мертвых, как утверждается в некоторых местностях? Или за всем этим стоит сатана? Может быть, глоссолалия - это изобретение человека? Эти и другие вопросы заслуживают тщательного изучения и размышления.

Является ли феномен глоссолалии, "языческой глоссолалии", в этих современных нехристианских религиях той же самой глоссолалией, что и среди христиан, во всяком случае, с точки зрения лингвистики и проявляющихся структур? Или нет? Этот вопрос мы рассмотрим в следующей части, поскольку он может помочь нам разобраться в другом: существует ли духовная разница между христианской глоссолалией и нехристианской? Каково происхождение глоссолалии, откуда она исходит? Если есть разница, можно утверждать, что христианство уникально в своих проявлениях, и тогда легче прийти к выводу, что христианская глоссолалия исходит от Святого Духа. Если различия нет, следует задаться вопросом: возможно ли, чтобы источником феномена в одной религии служил Дух Святой, но совсем иной дух был его источником в другой религии? Видимо, мало кто возьмется утверждать, что Святой Дух являет Себя в языческой ритуальной практике, в действах колдунов, шаманов и вождей языческих культов точно так же, как в христианстве.

В настоящее время кажется совершенно очевидным, что феномен глоссолалии нельзя выделять как специфически христианский. Это, очевидно, новый фактор, который невозможно отрицать. Является ли глоссолалия тем общим опытом, который объединяет все религии? Есть ли это общий стержень, соединяющий христианство и нехристианство? Если это дар Святого Духа, то почему Он являет Себя таким образом в этих религиях? Многие люди задают сегодня эти вопросы. Можем ли мы, имея их перед собой, зафиксировать какое-нибудь научное, лингвистическое различие между феноменом глоссолалии в христианстве и нехристианстве? Если да, то в чем оно заключается конкретно? А если нет, то как осмыслить аналогичное явление в среде христиан и среди язычников? И, наконец, особо волнующий, но неизбежный вопрос: является ли глоссолалия в действительности даром Святого Духа?

3. Глоссолалия с точки зрения современной лингвистической науки

В признанной профессионалами работе Джона Килдахла (1972) мы находим следующее заключение: "С точки зрения лингвистики религиозно инспирированная речь (глоссолалия) по своим основным характеристикам аналогична речи религиозно неинспирированной". Мы должны подчеркнуть, что Килдахл сравнивает религиозную глоссолалию с нерелигиозной. Мы не рассматривали нерелигиозную глоссолалию, потому что иначе это завело бы нас в области, которых мы до времени не хотели бы касаться. Хотя сейчас мы и не охватываем нерелигиозную глоссолалию, но все-таки имеем в виду, что она также практикуется людьми нерелигиозными, в частности, атеистами и агностиками. Иными словами, глоссолалия охватывает не только людей религиозных. Это, как утверждает Спиттлер, "феномен человеческий, который не ограничивается только христианством, или даже просто религиозным поведением".

В круг интересов современной лингвистики входит выявление факторов, определяющих язык и его корни. Не один год специалисты в области лингвистики посвятили изучению феномена глоссолалии. Одно из наиболее ранних исследований было проведено в начале 60-х г. Юджин А. Нида. Он разработал список аргументов, согласно которым глоссолалия не может быть признана человеческим языком. Другое пионерское исследование было проведено У. А. Уолфрамом в 1956 г. В результате его он пришел к выводу, что в глоссолалии отсутствуют базовые структуры человеческого языка как системы когерентных коммуникаций.

Профессор отделения лингвистики университета Торонто Уильям Самарин после более чем десяти лет тщательных исследований опубликовал объемистый труд, посвященный исследованию глоссолалии с точки зрения лингвистики. В этой работе 1972 г. Самарин совместно с другими лингвистами опроверг мнение, что глоссолалия есть ксеноглосса, т. е. некий иностранный язык, который может быть понят другим человеком, с этим языком знакомым. Самарин пришел к выводу, что глоссолалия есть псевдоязык. Он сказал: "Когда глоссолалию начинают изучать с помощью всего научного аппарата лингвистической науки, выясняется, что это лишь видимость языка, хотя подчас и весьма убедительная. Когда мы задумываемся о сущности языка, то неизбежно приходим к выводу, что глосса, как бы хорошо она ни была организована, не есть образец человеческого языка, ибо она не организована внутренне, не имеет отношения к воспринимаемому личностью миру". Он определил глоссолалию как "Лишенное логики, полумладенческое бормотание, имеющее искусственное фонетическое сходство с языком. Глоссолалия - бессмысленная, но фонетически структурированная человеческая речь, являющаяся с точки зрения самого говорящего настоящим языком. Систематического сходства с нормальным языком, живым или мертвым, нет". Результаты исследований профессора Самарина фигурируют в различных научных статьях и являются основой многих дискуссий о лингвистических формах и языковой природе глоссолалии.

В 1985 г. два социолингвиста, хорошие специалисты в своей области X. Ньютон Мелони и А. Адаме Ловекин, очертили границы совместного исследования: является ли глоссолалия разумной человеческой коммуникацией. Из обзора этих исследований по природе глоссолалии следует, что "глоссолалия действительно язык, но в особенном смысле этого слова (а именно, в смысле некоей формы коммуникации)". Но ученые признают, как пишут Мелони и Ловекин, что "совокупность сведений, однако, подводит к выводу, что хотя есть форма и схема, глоссолалия, видимо, язык неизвестный, и даже язык нечеловеческий, в современном значении этого слова". Это заключение важно для разрешения спора о том, является ли глоссолалия человеческим языком. Важно отметить, что это их собственное осмысленное заключение: "видимо, язык неизвестный, и даже язык нечеловеческий, в современном значении этого слова". Это заключение - ощутимый удар по тем, кто по-прежнему хотел бы видеть в глоссолалии хоть какую-нибудь форму осмысленного человеческого языка.

Результат другого исследования, проведенного Уильямсом и Уалдвогелом и опубликованного в 1975 г., за десять лет до того, как была закончена работа Мелони и Ловекина, следующий: глоссолалия "охватывает весь круг экстатических аудиоречевых феноменов... (включая) вербальные эффузии, которые, весьма вероятно, есть духовно-психологические проекции внутренней речи, а не какой-либо аутентичный язык",

Опираясь на выводы, полученные различными исследователями, которые изучали глоссолалию со всех возможных углов зрения и с использованием различных методов, у нас нет иного выхода, как признать, что феномен "иных языков", или - здесь - глоссолалия, есть нечто иное, чем говорение на каком-либо из известных древних или современных языков. С этим выводом согласуются и исследования Самарина и других более ранних и последующих исследователей.

Психолог-антрополог и лингвист, которого мы уже упоминали ранее, Фелиситас Д. Гудман, также принимала участие в изучении англо-, испано- и майя-говорящих пятидесятнических общин в Соединенных Штатах и Мексике. Как и другие исследователи до нее, она сравнивала магнитофонные записи нехристианских ритуалов в Африке, Борнео, Индонезии и Японии. Она опубликовала полученные результаты в весьма обширной монографии. Гудман приходит к выводу, что "если принять во внимание все черты глоссолалии, т. е. сегментальную структуру (звуки, слоги, фразы), и их супрасегментальные элементы (а именно: ритм, ударения и в особенности общую интонацию), они надлингвистически и надкультурно идентичны".

Что особенно важно в работе Гудман, так это идентификация лингвистических феноменов глоссолалии во всеобъемлемости ее черт во многих основных частях мира и в разнообразных культурах, включая как христианские, так и нехристианские. Гудман пришла к выводу, что глоссолалия христианская и глоссолалия последователей нехристианских (языческих) религий не отличаются друг от друга. Все формы глоссолалии "надлингвистически и надкультурологически идентичны" в отношении их сегментальной структуры и супрасегментальных элементов. Гудман описывает другой ключевой элемент для анализа глоссолалии как всемирного феномена в любой религии, будь она языческая или христианская. Гудман подводит нас к выводу, что глоссолалия христиан и нехристиан по сути одно и то же. Различий нет.

Создается впечатление, что результаты исследований, проводимых в течение десятилетий, указывают в одном направлении. В чем значение этих работ для понимания современной глоссолалии? С научной и лингвистической точки зрения невозможно более полагать, что христианская глоссолалия отличается от практикуемой в нехристианских (языческих) религиях. Все формы глоссолалии идентичны с точки зрения их структур.

Гудман в своей работе пришла еще к двум выводам. Она заявила, что корни глоссолалии не уходят в гипнотическое состояние, как полагали некоторые исследователи прежде. Она утверждает, что глоссолалия - результат "нейропсихологических изменений, в просторечии именуемых трансом..." Тем самым она определяет глоссолалию как "огласованную схему, речевой автоматизм, который появляется как субстат транса и прямо отражает в сегментальных и супрасегментальных структурах нейрепсихологические процессы, свойственные сознанию в этом измененном состоянии (т. е. трансе)". "Связь транса и глоссолалии в настоящее время признается многими исследователями как верное допущение", - пишет Гудман в авторитетном издании "Энциклопедия религии" (1987).

Другой важный вывод, полученный Гудман, касается того мнения, будто глоссолалия есть просто ненамеренный спонтанный выброс слов или что-нибудь в этом роде. Напротив, Гудман утверждает, что глоссолалия есть в действительности приобретенное поведение, ненамеренное или, в некоторых случаях, осознанное". Другие, более ранние исследователи, специально акцентировали внимание на том, что субъектам феномена предварительно давались инструкции, как говорить на "иных языках", т. е. участвовать в глоссолалии.

Короче говоря, мы можем обобщить с точки зрения лингвистики эту часть нашего исследования современных и авторитетных, наиболее углубленных работ по глоссолалии. Как бы мы не исследовали современный феномен глоссолалии, христианской или какой иной, будь то западной или восточной, религиозной или нерелигиозной, получается, что она не есть известный язык, как это обычно утверждалось в течение долгого времени. Глоссолалия есть форма лингвистической экспрессии, представляющей надкультурологически то же самое, что и с точки зрения лингвистической, вне зависимости от характера и места проявлений. Это приобретенное речевое поведение, которому можно научиться осознанно или каким-либо другим образом.

Каков же смысл этих открытий относительно глоссолалии в пятидесятничестве, неопятидесятничестве и харизматическом движении обновления? Что же это за глоссолалия, бытующая в современном харизматическом движении? Что за "язык" такой? Почему глоссолалия проявляется в наше время в столь различных религиях и культах? Почему глоссолалию практикуют как верующие, так и неверующие? Что происходит, когда кто-либо переводит чью-нибудь глоссолалию?

4. Глоссолалия сегодня

Известно, что "иные языки" (глоссолалия) бытуют в нехристианских религиях, таких, как буддизм и индуизм, и в сектах, подобных мормонам. Чем же объяснить, что современная практика глоссолалии в харизматическом движении обновления так подозрительно, вплоть до мелочей, похожа на известные феномены в языческих, нехристианских движениях? Исходит ли в таком случае это явление от Бога? Если пет, то какова истинная природа глоссолалии?

Как же реагируют харизматы на тот факт, что глоссолалия не есть человеческий язык? Не так давно Дж. Р. Уильяме по этому поводу сказал следующее: "Лингвисты не могут поколебать харизматов тем, что глоссолалия не является известной языковой структурой, поскольку если бы она была таковой, то это была бы не духовная, а логическая речь". Далее он продолжает: ""Говорение на иных языках" имеет природу транспсихическую, оно относится к царству духа (pneuma)". Таким образом, Уильяме попросту утверждает, что современные "иные языки" (глоссолалия) есть речь внелогическая. Это "духовная речь" и относится она к царству духа. Вопрос теперь заключается в следующем: как возможно такое, что речь, которая, как полагают, исходит от Святого Духа, практикуется в языческих нехристианских религиях? Неужели Святой Дух говорит устами шаманов, жрецов, целителей-колдунов и шарлатанов, медиумов на магических сеансах? Не все христиане, придя к этому выводу, сохранят в своей душе мир. Возможно ли такое, чтобы нерелигиозный гуманитарный исследователь "обучил себя" участию в глоссолалии и стал с успехом этим заниматься?

Святой Дух есть "Дух Истины" и обещан только последователям Христа (Ин. 17). Святой Дух вовсе не часть любой и каждой религии, которая существует сейчас или существовала в прежние времена. Он не может быть объектом манипуляций со стороны религиозных или нерелигиозных людей исключительно по их прихоти. Ни в Новом, ни в Ветхом Завете ничего не говорится о том, что Святой Дух равно проявляется во всех религиях или что Им можно манипулировать. Напротив, Святой Дух есть ипостась триединого Божества и как таковая является уникальной Личностью в Троице, в которую веруют христиане.

Похоже, есть только четыре варианта объяснения природы глоссолалии как универсального феномена христианской и нехристианских религий, свойства религиозных и нерелигиозных людей. Первое объяснение состоят в том, что глоссолалия исходит от Святого Духа и действует Святым Духом. Второе: она исходит от противоположного источника, сатаны. Третья возможность заключена в том, что глоссолалия не более как следствие человеческого процесса обучения, возникшая, возможно, в результате какого-либо транса или измененного состояния сознания, и находится она вне зависимости от религиозности. Четвертая гипотеза состоит в том, что глоссолалия исходит сразу из нескольких упомянутых источников.

Первые два объяснения рассматривают глоссолалию как результат воздействия "сверхъестественных" сил, при этом некоторые адепты видят за ней Святой Дух. Доверяющие Библии христиане согласятся, что вряд ли можно обосновано полагать, что Святой Дух равно являет Себя во всех религиях или религиозных образованиях, поскольку Святой Дух обещан как дар общине верующих христиан (1 Кор. 12-14; Ин. 14). Со вторым объяснением можно согласиться, если допустить, что нехристианские религии могут быть орудиями в руках сатаны. Нельзя исключить, что сатанизм проникает в сферы христианской жизни и даже встречается в богослужении. На то, что глоссолалия исходит от сатаны, указывалось в упомянутых нами работах. Третье объяснение более "естественно", т. е. оно рассматривает повсеместное проявление глоссолалии как приобретенного посредством обучения поведения. Чрезвычайно важен тот факт, что исполнению глоссолалии можно научить, как этому "учат" пятидесятники и другие харизматы, ею можно овладеть также самостоятельно и так далее. Как утверждается во многих работах, сатанизм (демонизм) может овладеть человеком как вне учебного процесса, так и после него.

Четвертый вариант объясняет происхождение глоссолалии как сатанинского источника, поскольку и результат, и сам процесс обучения может быть использован в своих целях сатаной. Спиттлер, сам будучи харизматом, замечает, что глоссолалия "может исходить от самих говорящих, от духа дьявольского, а также от Святого Духа". Он уверяет, что "даже если глоссолалия наблюдается в уравновешенной пятидесятнической общине, может проявиться любой из этих трех источников (приобретенное поведение, демонизм, Святой Дух). Умение собравшихся различать ее происхождение чрезвычайно важно". Наконец, он указывает, что "глоссолалия человеческого происхождения (приобретенная посредством обучения) гораздо более частое (среди христиан-харизматов) явление, чем обычно считается".

В таком случае возникает важный вопрос: будет ли Святой Дух использовать в качестве одного из Своих даров такую бессмысленную форму говорения, которой к тому же можно обучиться? Будет ли Он применять нечто, идентичное арсеналу магических целителей, шаманов и жрецов-нехристей? Станет ли Он использовать то же самое, чем пользуются на сеансах и обрядах спиритуалисты? Далеко не все христиане будут покойны в душе, если ответят на этот вопрос утвердительно. Ответ на вопрос, происходит ли глоссолалия от Святого Духа, заключен в природе, действии и предназначении библейских "иных языков" в том виде, в каком они описаны и использовались в новозаветной Церкви.

Основываясь на свидетельствах, приведенных в недавних тщательных исследованиях, упомянутых нами, современная глоссолалия лучше всего может быть принята как приобретенное поведение, а не как один из уникальных сверхъестественных даров Святого Духа. Глоссолалии можно обучиться. Она практикуется во многих религиозных и нерелигиозных объединениях, она может войти в сферу людей религии или же укрепиться в нерелигиозной сфере жизни человека, как это происходит у гуманистов, агностиков и атеистов. В этих сферах она может использоваться с разными целями, и, в частности, князем зла как метод обольщения.

5. Глоссолалия и современное доктринальное разобщение

Многих тревожит разобщение харизматов вследствие разного понимания и толкования догматов христианской веры и богослужения. Среди прочего интересно рассмотреть харизматическое экуменическое движение евангелизации. В августе 1991 г. около 3000 делегатов собрались в Брайтоне (Англия) на Международную харизматическую консультацию по всемирной евангелизации. Эта встреча была организована лидером англиканских харизматов Майклом Харпером. В комитет по планированию входил Винсон Синан, глава североамериканского комитета служения обновления, Ларри Кристентон, лидер движения обновления Евангельской лютеранской церкви в Америке, а также представители католических и пятидесятнических деноминаций и лидеры неопятидестничества. Однако в выработанных совместных документах встречи сообщается, что "католические и протестантские харизматы собрались, забыв на время свои деноминационные различия, привлеченные целью воочию увидеть, как к 2000 г. половина населения мира будет исповедовать Христа как Спасителя". Однако деноминационные различия сегодня весьма существенны и составляют пока труднорешаемую проблему.

Недавно один писатель поднял вопрос о доктринальном расколе среди пятидесятнических и неопятидесятнических харизматов: "Не кажется ли вам сомнительным тот факт, что движение, которое претендует на прямую связь со Святым Духом, имеющее дары пророчества, апостольства, слова истины, общение непосредственно с Богом посредством "говорения на иных языках" и других способов, может одновременно включать в себя римо-католиков, консервативных и либеральных протестантов, амиллениалистов, премиллениалистов, кальвинистов, арминианцев, тех, кто отвергает буквальную богодухновенность Библии, и даже тех, кто не принимает искупительную жертву Христа на кресте?" (Edgar, "The Cessacion of Sign Gifts, p.385). Эти вопросы проникают в самую душу. Они обнажают корни главной проблемы, заключенной в происхождении глоссолалии в христианской жизни и вере.

Если бы во всех этих харизматических группах различных христианских церквей действовал Дух Святой, о котором Христос сказал, что Он "научит вас всему"

(Ин. 14:25) и "наставит вас на всякую истину" (Ип. 16:13), то почему бы Ему не подсказать хоть кому-нибудь из участвующих в глоссолалии, как избавиться от существенных доктринальных разногласий? Многие из этих различий фундаментальны для христианской веры, некоторые же не более чем заблуждения. Заинтересован ли дух, который принимается харизматами, в обучении их истине? Следует ли Святому Духу сейчас, сегодня научить их пониманию того, что седьмой день принадлежит всем верующим? Разве не мог бы Дух Истины исправить еретические учения относительно заместительной жертвы, вечного наказания и так далее? Но до сих пор дух, принимаемый харизматами, будь то пятидесятники или неопятидесятники, не захотел водворить между ними единство на основе того, что Дух дарует истинно верующим в Писании. Какой бы дух между ними ни действовал, он явно не заинтересован подвести их к полноте библейской истины. Почему неопятидесятнические римо-католики предпочтены римо-католикам, которые в большей степени чтут литургию (мессу)? Или же чем "говорящие языками" баптисты и мормоны лучше, соответственно, "обычных" баптистов и мормонов?

6. Глоссолалия и испытание языков

Вне зависимости от реакции субъекта на возникающие вопросы, все же очевидно, что глоссолалию нужно осмысливать в более широком контексте, не ограничивая ее только христианским опытом. Рассматривать ее как нормальный человеческий язык более невозможно. К какому бы окончательному решению мы не пришли, очевидно, что желающий остаться в границах новозаветного принципа "Все испытывайте, хорошего держитесь" не может не признать, что не существует падежного метода "испытать" явление глоссолалии Д-р Килдахл провел следующий эксперимент: он давал прослушать запись говорящего "иными языками" людям, которые считались признанными обладателями дара толкования этого явления, но которые в данный момент не имели связи друг с другом. Ниже приводятся результаты этого эксперимента.

"Чтобы исследовать точность данных толкований, мы воспроизвели запись образца "говорения на иных языках" перед каждым из многих толкователей в отдельности. Ничего схожего среди множества толкований не обнаружено. Один толкователь сказал, что говорящий па языках молился о здоровье своих детей, другой ту же запись определил как выражение благодарности Богу за недавние успешные денежные сборы в церкви. [В редакторской статье (Renewal, June/July 1974) М Харпер приводит ответ на следующий вопрос, который он задал пятидесятническим римо-католикам "Дал ли вам Святой Дух какое-либо свидетельство о надежности принципа непогрешимости папы?" Уильяме свидетельствует, что говорящие на языках римо-католики постоянно свидетельствуют, что они обрели "новое понимание ценности литургии своей церкви и более глубокий опыт в таинствах" (Williams, Tongues of the Spirit, p 103)].

Когда же толкователей собрали вместе и огласили их несовпадающие объяснения, они заявили, что "одним Бог даровал одно толкование, а другим - иное". Эти данные о многообразии толкований показывают, что "говорение на языках" и толкование "языков" находится вне пределов логики. Неким человеком, захотевшим проверить толкование на пятидесятническом собрании, была произнесена молитва Господня на одном из африканских диалектов. Толкователь сказал, что это весть о скором и неминуемом Втором пришествии Христа". И здесь нет надежной корреляции в проверке процесса толкования. Разве это не еще одно указание на то, что глоссолалия вовсе не нормальный человеческий язык, ибо толкование не соответствует тому, что было сказано?

Доверяющий Библии христианин будет ориентироваться на то, что Библия в действительности подразумевает под "иными языками". Каков смысл этих новозаветных слов? Используется ли вне Нового Завета словосочетание "говорение на языках" для описания практики глоссолалии? Использовали ли подобную практику античные религии, которые существовали во времена образования христианских общин, например, Дельфийский оракул? Встречается ли где в Новом Завете четкое определение "иных языков" как исходящих от Святого Духа? Может быть, оно дано в Деян. 2, где иные языки предстают даром небес, а не приобретаются навыком? Каково назначение дара, кем он дается? Необходимо ли всем верующим говорить на "иных языках"? Этим и другим вопросам посвящены следующие главы.

"Говорение на языках" и греческий язык

Назначение этой главы - исследовать терминологию, которая встречается в Новом Завете для описания "иных языков", и использование этой терминологии вне пределов Евангелия. В предыдущей главе мы рассмотрели практику глоссолалии в наше время. Мы выяснили, что этот феномен появился около 1900 г. Также нам стало очевидно, что глоссолалия не есть исключительно христианский феномен, но существует множество других людей, среди которых есть жрецы, шаманы, колдуны, иные представители разных религий мира, которые также практикуют глоссолалию. Лингвисты и другие специалисты, изучавшие феномен глоссолалии, убеждают нас, что между христианской и нехристианской глоссолалией, по сути, нет различия. Мы также увидели, что практикуемая в настоящее время глоссолалия не может быть отождествлена ни с одним из известных человечеству языков, будь то древний или современный. И еще мы узнали, что глоссолалии можно научиться.

Эти новые, прежде мало известные факты, побуждают нас обратиться к Библии, чтобы вновь исследовать опыт "говорения на иных языках". Рассматривая в совокупности новые данные, главным вопросом мы видим следующий: какое свидетельство о "иных языках" можно найти в самой Библии и как их должно понимать? Не следует с чрезмерной поспешностью отождествлять современные глоссолалии с новозаветными "иными языками". Такое отождествление, широко распространенное в наши дни, может быть одобрено только в том случае, если без тени сомнения можно решить, что "иные языки" Нового завета есть то же самое явление, что и современный феномен глоссолалии.

Цель этой главы - обратиться непосредственно к Новому Завету и изучить греческую терминологию, связанную с выражением "иные языки". Для этого потребуются некоторые технические знания, а также анализ заявлений некоторых исследователей по поводу того, как в Новом Завете используется словосочетание "иные языки". В такого рода исследованиях принято обращаться к греческой литературе, и вообще выйти за границы Нового Завета с тем, чтобы обнаружить, если это возможно, других античных авторов, работавших приблизительно в то же самое время и пользовавшихся той же терминологией. Познания, почерпнутые у этих авторов, позволят лучше разобраться в языковой среде Нового Завета. В результате это поможет определить границы значения используемых в Новом Завете терминов. Здесь, однако, требуется известная осторожность, потому что нельзя походя перебрасывать смысловые значения из одной культурной среды в другую. Новый Завет следует понимать прежде всего на основе Библейского контекста. Библия поясняет саму себя.

Выражение "иные языки" встречается в Новом Завете только в пяти местах, а именно: в конце Евангелия от Марка (16:17), в трех местах Деяний (2, 10, 19) и в 1 Кор. 12-14. Многие современные исследователи выдвинули предположение, что выражение "иные языки" (glossa lalein) не едино в своем значении.

Они утверждают, что данное греческое выражение имеет два значения. Первое значение встречается в опыте Пятидесятницы в Деян. 2, где "иные языки" обозначают чудесный дар говорения на иностранных языках, которые до того вдруг заговорившим не были известны. Второе значение, по их мнению, используется в 1 Кор. 12-14, где это уже скорее технический термин, обозначающий некую экстатическую, лишенную смысла речь, удивительно похожую на современную глоссолалию. Другие исследователи, имеющие не меньший авторитет в своем деле, полагают, что новозаветный язык един и "иные языки" в любом месте Нового Завета обозначают говорение на бытующих языках, которым прежде не обучались.

Имея в виду эти несхожие утверждения, нам кажется чрезвычайно важным исследовать греческое выражение "иные языки" подробно. Задача этой части нашей работы состоит в том, чтобы: 1) исследовать основания для современного утверждения о наличии в Новом Завете двух значений интересующего нас термина путем изучения собственно греческого языка Нового Завета; 2) изучить черты отличия или общности использования словосочетания "иные языки"; 3) исследовать использование слова glossa в греческом языке вне Нового Завета и 4) рассмотреть использование словосочетания glossa lalein ("говорение на иных языках") в Септуагинте (LXX), древнейшем из известных греческих переводов Ветхого Завета, который во многом определяет фон Нового Завета, и, если есть к тому основания, изучить этот вопрос в другой греческой литературе вне Нового Завета. Мы надеемся, что тщательное лингвистическое исследование позволит нам сделать вывод о действительном значении исследуемого выражения.

1. Использование Glossa lalein в греческом Новом Завете

Греческое выражение glossa lalein в буквальном переводе означает "говорить на языках", и в греческом Новом Завете оно встречается не часто. Это, быть может, удивит многих людей, которые думают, что "иные языки" в Новом Завете есть всепроникающая практика. Предположение относительно распространенности явления в Новом Завете, видимо, основывается на интенсивном использовании современной глоссолалии в последнее время.

Статистическая информация об использовании греческого выражения glossa lalein в Новом Завете следующая. Оно встречается только в трех Книгах-

1. Мк. 16:17;

2. Деян. 2:4, 6, 8, 11; 10:46; 19:6;

3. 1 Кор. 12-14; а. 1 Кор. 12:31; б. 1 Кор. 13:1; в. 1 Кор. 14:2, 4, 5, 6, 13, 18, 19, 21, 23, 27, 39.

Существительное glossa (язык) в неизмененном виде и единственном числе встречается пять раз (1 Кор. 14.2, 4, 13, 19, 27). Девять раз - во множественном числе и в неизмененном виде (Деян. 10:46; 19:6, 1 Кор. 13.30, 14:5, 6, 18, 23,39). Также это слово появляется в модифицированном виде и во множественном числе всего в пяти местах (Мк. 16:1, 17;Деяи. 2:4, 11; 1 Кор. 13 1; 14:21).

Полагают, что в Новом Завете есть одиннадцать выражений, которые имеют отношение к использованию glossa lalein. В Деян. 2:6 фраза "говорящих его наречием", а в 2:8 - "слышим каждый собственное наречие".

Эти дополнительные фразы - специфические определения, указывающие, что "говорение на языках" есть речь на известном языке, с которым кто-либо из слушателей был знаком.

В 1 Кор. 14 есть различные фразы, во многих из которых используется форма lalein, "говорить" [2 (дважды), 15 (дважды), 16 (дважды), 17, 21, 28].

Необходимо также исследовать термин glossa в тех случаях, когда он используется независимо от глагола lalein. Слово glossa встречается 24 раза в тех предложениях, где оно не объединено в словосочетание "говорить языками"

В последних словарях греческого языка под редакцией Бауэра, Арндта и Тайера сообщается, что glossa означает 1) язык, т. е. материальный орган речи [Лук. 1~64; 16:24, Мк 7:33,35; Деян. 2:26; Рим. 3:13; Иак 1:26; 3:5(2 раза), 8; 1 Ин. 3:18; 1 Петр. 3:10; Откр. 16:10]; 2) язык как "язык племени" в переносном смысле [Деян. 2:3], "языки" исключительно в значении диалекта, нормального средства коммуникации [Рим. 14:11; Фил. 2:11; Откр. 5:9; 7:9; 10:11; 11:9, 13:7, 14:6, 17:15]. Необходимо отметить, что в Новом Завете, если не брать спорное место в 1 Кор. 14, термин glossa ни в коей мере не обозначает бессмысленную экстатическую речь, небесный язык, ангельскую весть или что-нибудь подобное.

Мы сейчас подошли к тому, чтобы сделать некоторые выводы:

1. Существительное glossa lalein само по себе почти всегда означает либо орган речи, либо, в других местах Нового Завета, средство коммуникации.

2. В одном только месте это слово обозначает "языки как бы огненные" (Деян. 2:3), где оно соединено с глаголом через сравнительную частицу и имеет переносное значение. Сравнительная частица "как бы" (hosei) используется, чтобы показать исключительно переносное значение. В этих местах Нового Завета glossa не употребляется для обозначения глоссолалии в значении бессмысленной речи или бормотания, если, разумеется, не считать спорное 1 Кор. 14.

3. Синоптическим Евангелиям ничего не известно о "языках" в смысле глоссолалии. В Мк. 16:17 этого также нет. И нет никакого основания выискивать там этот современный феномен.

4. В Евангелии от Иоанна много говорится о Духе (Ин. 14,17), но хранится абсолютное молчание о языках как бессмысленной речи или как даре Святого Духа.

5 Во второй главе Деяний случаи употребления "языков" понятны. Их смысловое содержание представляется абсолютно ясным. Первое - это переносное значение "языков, как бы огненных" (2:3) с использованием сравнительной частицы, как уже отмечалось выше. Второй вид употребления - преобладающий. Это "иные языки" в смысле чудотворной речи на осмысленных, а главное, родных языках, понятных всем присутствующим. Здесь имеется в виду, как неоднократно замечает Баркли, что "Святой Дух даровал верующему возможность говорить на иностранных языках, то есть говорить на языке, отличном от того, на котором они обычно говорили". Особо отмечается, что в Деян. 2 "язык имеет смысл, совершенно логичен для слушателей, что очевидно не только из того, что мы узнаем из последующих текстов (после 2:4), но и подчеркнуто смыслом самого слова, которое выбрал Лука: "говорить" (apophtheggomai). Этот глагол встречается как в Септуагинте, так и в классическом греческом языке для описания вдохновенной и торжественной речи, а отнюдь не экстатического бормотания". Иными словами, речь говорящих в Деян. 2 была "не набором бессмысленных звуков, но достаточно четко понимаемыми языками (glossai idios dialektos)". "Говорящие языками" в Деян. 2 вовсе не глоссолалисты в современном смысле этого слова. Они говорили на языках, которых просто не знали прежде. Люди, пришедшие на праздник Пятидесятницы из Рима и многих других мест, включая Месопотамию и Аравию, засвидетельствовали, что увиденное и услышанное ими было вдохновлено Святым Духом и произносилось на их "наречии" (idia dialekto), что и подчеркивается в Деян. 2:6, 8.

До сих пор нашей целью было не затрагивать спорное место 1 Кор. 12-14. Объяснение этому можно найти в последнем словаре под редакцией Ю. А. Нида (издание 1988 г.) и лежит оно в семантической сфере. "Большинство исследователей признают, что феномены, описанные в Деян 2:4 и в 1 Кор. 14:2, существенно друг от друга отличаются, ибо в одном случае люди понимали речь как свой региональный язык или диалект, а в другом требовался переводчик. Именно по этой причине многие понимают слова из 1 Кор. 14:2 как экстатическую речь, которая также была составной частью эллинистических религий и признавалась за символ божественного вдохновения"

Мы решили процитировать этот недавно вышедший из печати словарь, поскольку он суммирует выводы многих. Он обобщает догадки различных современных исследователей о наличии двух типов "иных языков", о которых упоминается в Новом Завете. За последние сто лет мнения по этому вопросу несколько изменились. Например, лучший греко-английский словарь Нового Завета под редакцией Э. Робинсона (1858 года издания) сообщает следующее: "Здесь, в соответствии с двумя местами из Марка и Деяний, смысл, очевидно, следующий: говорить на другом существующем языке; ср. Деян. 2:6, 8-11. Другие, беря за основу 1 Кор., видят следующий смысл: говорить на другом виде языка, причем в этот момент человек находится в состоянии высокого религиозного возбуждения, или экстаза, в результате вдохновения, он не чувствителен к внешним обстоятельствам и полностью поглощен поклонением Богу, что проявляется в восхвалении Его и самоотдаче, которые не всегда логически последовательны и поэтому не всегда удобопонятны для окружающих... Большинство толкователей придерживаются первой версии, в то время как некоторые по-прежнему полагают, что речь идет о двух различных дарах".

Необходимо добавить, что в 1858 г., когда был опубликован этот словарь, было всего лишь "несколько" богословов, которые стояли за "два различных дара". Объяснение глоссолалии как экстатической речи в 1 Кор. 14 в те времена, 130 лет назад, отстаивалось лишь немногими. Сегодня, наоборот, большинство исследователей говорят о двух различных дарах, один из которых обозначен в Деян. 2, а другой - в 1 Кор. 14.

В последнем греко-английском словаре Нового Завета Уолтера Бойэрса говорится об "особенной проблеме" в связи со словосочетанием "иные языки" и утверждается, что в 1 Кор. 14 "несомненно говорится о ломаной речи лиц в религиозном экстазе". Это утверждение можно считать обобщением основного из бытующих в настоящее время среди исследователей мнений

У ищущего читателя возникает следующий вопрос: что же привело к этому изменению мнений? Каковы причины, подвигшие большинство современных богословов различать эти два опыта, один из Деян. 2, а другой из 1 Кор. 14? Какие факты послужили этому? Существуют ли свидетельства о наличии глоссолалии в эллинистических религиях? Есть ли данные об экстатической бессмысленной речи в источниках вне Нового Завета? Следующая часть нашего исследования как раз и посвящена этому вопросу.

2. Глоссолалия вне Нового Завета

По каким причинам за последние сто лет изменилось понимание греко-английской лексикографии и толкование новозаветного "говорения языками"? Произошло ли это вследствие более углубленного изучения случаев употребления в греческом языке glossa lalem, "говорения на иных языках", и благодаря привлечению других античных источников? Или, возможно, были открыты новые греческие тексты, в которых встречаются интересущие нас выражения и где несомненно доказывается, что существует феномен экстатической речи, лишенной по своей сути смысла? Или же это новое толкование новозаветной фразы glossa lalem, "говорить иными языками", появилось, чтобы привести ее в соответствие с современной практикой глоссолалии среди христиан-харизматов? Или что-нибудь в Новом Завете прочли по-новому?

Эти вопросы мы задаем для того, чтобы подготовить читателя к многообразию вариантов. А чтобы найти удовлетворительный ответ относительно изменения лексикографии в более современных греко-английских словарях, очевидно, необходимо исследовать лексику древнегреческого языка за пределами Нового Завета. Потребность в этом вызвана утверждением, что "экстатическая речь", лишенная смысла, "была также частью эллинистических религий".

В работе, выполненной высококвалифицированным исследователем древне-греческой культуры Кристофером Форбесом, был проведен анализ различных гипотез и предположений, высказанных за многие годы учеными, которые поддерживали ту точку зрения, что популярная эллинистическая религия оказала влияние на раннехристианскую глоссолалию, особенно это относится к 1 Кор. 14, а также к другим местам Нового Завета, где речь идет об "иных языках". Мы обратимся к некоторым основным предположениям Форбеса.

Античный философ Платон сообщает о пифиях в Дельфах, о которых известно, что в состоянии экстатического вдохновения они произносили пророчества. [Характерно, что многие богословы полагают, что Дельфийский оракул произносился непременно "экстатической речью" или что пифии "говорили в экстатической манере".] Необходимо иметь в виду, что к Дельфийским оракулам чаще всего обращаются исследователи, которые придерживаются мнения, что происхождение бессмысленной инспирированной речи - греческое. Принято в качестве основного примера древней глоссолалии приводить Дельфийский оракул. Ученые вновь тщательно исследовали эти предполагаемые "сравнимые феномены". Как это не удивительно, но, увы, "нет надежного свидетельства, что пифии когда-либо изрекали свои оракулы в форме, схожей с глоссолалией". Другой весьма серьезный исследователь, Джозеф Фортенроуз, который независимо исследовал те же тексты античных авторов, пришел к выводу, что пифии в Дельфах не входили в безумный или бредовый экстаз. Они не лишались чувств и у них не было "бессмысленного бормотания". Как раз напротив, жрицы в Дельфах изрекали оракулы как в письменной, так и в устной форме, они были стихотворными и прозаическими. Это не является результатом глоссолалического бормотания по вдохновению или результатом экстатической речи. Более того, то, чем занимались пифии, никогда не описывается в терминах glossa lalein ("иные языки") или в каких-то иных выражениях, которые можно было бы понять как бессмысленную экстатическую речь.

Утверждается, что "оракулы пифий темны" (asaphe). Означает ли это, что Дельфийские оракулы переходили с лишенного смысла языка на логический или то, что кому-то необходимо было разъяснять непонятное в пророчествах? Вовсе нет. Это просто означает, что оракулы непонятны при переводе с Божественного языка на человеческий. * Хотя они выражены на совершенно логическом языке, их трудно понять в силу их таинственности, и оракулы требуют толкования. Сложности такого порядка скорее естественны и вовсе не аналогичны бессмысленной речи. Они, конечно, не означают глоссолалию. Эти последние исследования Дельфийского оракула многое проясняют в более ранних работах ученых. В настоящее время практически доказано, что нет концептуального или лингвистического свидетельства о том, что Дельфийский оракул давал ответы на глоссолалии ("иных языках") или на инспирированном экстатическом языке, лишенном смысла.

Столкновение разных мнений ученых, споривших по поводу связи между глоссолалией и эллинистической религией, с одной стороны, и пытающихся отделить слова Павла в 1 Кор. 14 от этого языческого источника, опираясь на доступные в настоящее время данные, с другой, привело к поражению первых. Выводы новейших исследователей отрезвят всякого, кто пытается толковать 1 Кор. 14 или Мк 16:17иДеяп. 10 и 19 на основе воображаемых феноменов эллинистической религии. Их, этих феноменов, не существовало. [Здесь характерно, что Энгельсен активно настаивает, что Павел различает осмысленную и бессмысленную речь Многие авторы некритически следуют за ним Форбес приходит к следующему выводу "Попытка Энгельсена отождествить христианскую глоссолалию и феномены эллинистических религий растворяется в море ошибок как метода, так и способа интерпретации, и его выводы во многом не состоятельны" Дио Хр Форбес, стр 36.]

3. Значение Glossa lalein вне границ Нового завета

Каково же значение слова glossa в греческом языке вне границ Нового завета? Означает ли на древнегреческом языке термин glossa лишенную смысла речь?

Общеупотребительные лексиконы античного греческого языка в перечне значений слова glossa не расходятся. Наше первоочередное внимание будет обращено на исследование папирусов - древних греческих документов, записанных на материале, изготовленном из тростника. Он был широко распространен, и множество текстов сохранилось именно на папирусе. В авторитетном словаре по греческим папирусам Фредерика Прейсигке говорится, что glossa означает "язык, диалект" и ничего более. Laleo же означает "говорить, общаться, сообщать". В текстах, записанных на папирусе, нет никакого свидетельства о глоссолалическом бормотании. Все заключено в сферу рациональной и осмысленной речи.

Моултон и Миллиган собрали воедино греческие слова, встречающиеся на папирусах и в других нелитературных источниках, чтобы проиллюстрировать словарь Нового Завета. Здесь также термин glossa означает орган во рту человека или животного, буквально "язык" или же осмысленный человеческий язык (речь)".

Моултон и Миллиган отмечают, что "в то время, как lego концентрирует внимание на смысле произносимого, звукоподражающее laleo скорее указывает на внешнюю форму..." Однако нет свидетельств что laleo эволюционировало в понятие, описывающее глоссолалию в античном мире. Оно осталось термином, означающим осмысленную речь в 1 Кор. 14:19, 29', глагол laleo обозначает, таким образом, осмысленную речь.

Если же расширить круг поисков glossa за пределы папирусов и других нелитературных памятников, то необходимо рассмотреть, есть ли в греческом языке, более позднем, чем язык Нового Завета, термин, означающий экстатическую речь или бессмысленное говорение. Обратимся к греческой патристике. Отцы древней греческой Церкви писали много и оставили богатейшее собрание духовной литературы. На языке греческой патристики glossa означает "язык как инструмент речи", или "язык", "диалект", а метафорически - "плеть" или "слиток золота".

Изучение темы "иных языков" у отцов Церкви вплоть до III в. по Р. Хр. позволило Гарольду Хунтеру сделать вывод, "когда отцы (Церкви) разъясняли природу "иных языков", они чаще всего говорили о ксенолалии (т.е. говорение на известном языке, который человек освоил немеханическим способом)". Иными словами, отцы Церкви рассматривали феномен "иных языков" как овладение иностранными языками чудесным образом. Таким же образом они толковали и 1 Кор. 14.

Необходимо отметить, что наиболее глубоко исследование "иных языков" в 1 Кор. 14, как осмысленной или бессмысленной речи было проведено И. Дж. Энгельсеном. В результате он пришел к выводу, что греческое выражение glossa lalem, ("говорение на иных языках"), вне Нового Завета более нигде не встречается. Единственное исключение было обнаружено уже после того, как Энгельсен закончил свою работу. Однако там речь о бессмысленном бормотании не шла. [Харрисвил, с 41, обнаружил один случай употребления glossa lalein в светском греческом Этот единичный пример находится в реконструированной строчке гимна, посвященного Асклепию.]

Большего греческие тексты нам дать не могут. До сих пор не известно ни единого античного греческого текста, в котором использовалось бы определение glossa, глагола lalem или новозаветного словосочетания glossa lalem в специфическом смысле экстатических "иных языков". По сей день ни один исследователь не смог выявить ни единого случая использования этих терминов в небиблейских текстах в значении глоссолалии как бессмысленной речи или же экстатического бормотания. Это удивляет, в особенности учитывая устоявшееся мнение, которое отстаивают многие авторы, считающие "говорение на языках" феноменом глоссолалии, известным за пределами Нового Завета в среде античных языческих религий, откуда якобы глоссолалия и проникла в церковь в Коринфе, а затем и распространилась повсюду.

4. Glossa lalein в Септуагинте

Теперь мы обращаемся к использованию выражения glossa lalein в Септуагинте, которая во времена Нового Завета была признанным греческим переводом еврейских Писаний (Ветхого Завета). Греческий язык Септуагинты широко использовался авторами Нового Завета, чья речь перемежалась цитатами из Ветхого Завета. Вопрос следующий: встречается ли в Септуагинте выражение glossa lalein в значении лишенной смысла речи или экстатического говорения?

Профессор Рой А. Харрисвил суммирует факты в своей знаменитой работе об использовании в греческом языке выражения glossa lalem: "В Септуагинте слово glossa рядом с глаголом lalein появляется семь раз, четыре раза в единственном числе и неизмененное (Иов. 33:2; Пс. 37:30, 39; Иер. 9:5), а также три раза в единственном числе с модификациями (Пс. 109:2; Ис. 19:18, 28:11)". Таков перечень мест, в которых встречается интересующая нас фраза из Нового Завета.

Принимая во внимание все случаи использования glossa в Септуагинте, а так же когда значение его наиболее близко совпадает с лингвистическим употреблением в Новом Завете, профессор Харрисвил пришел к выводу, что, оказывается, переводчики Септуагинты ничего не знали о техническом термине "говорения на языках" в значении лишенной смысла речи. В каждом случае употребления glossa или сочетания glossa lalein в Септуагинте подразумевается "язык" в смысле диалекта. Это ни в коем случае не является известной сегодня глоссолалией. Таким образом, использование этого термина в Септуагинте находилось в полной гармонии со словоупотреблением его в греческой литературе вне пределов Нового Завета.

Кстати сказать, использование в Септуагинте выражения glossa lalein подтверждает ту точку зрения, что в других случаях применения этого выражения вне Септуагинты, т. е. в Новом Завете, это словосочетание просто означает речь на нормальных человеческих языках

Мы можем суммировать данные относительно выражения glossa lalein ("говорить на языках"), утверждая, что эта фраза никогда не использовалась вне Нового Завета для обозначения того, что в наше время называется глоссолалией в смысле лишенной логики речи или экстатического бормотания. И как единодушно показывают последние фундаментальные исследования по этому вопросу, такое употребление в греческой литературе и языке не известно. Таким образом, становится все сложнее и сложнее толковать слова Павла как элементы экстатической, бессмысленной речи. Нет никаких внешних свидетельств, противоречащих тому, что не могли не признавать прежние исследователи.

5. Современные гипотезы о глоссолалии как бессмысленной речи

Изучающему современный феномен глоссолалии может показаться весьма удивительным, что не существует никакого лингвистического или какого-либо иного свидетельства о глоссолалии или экстатической речи в культуре за пределами Нового завета. Ввиду этого факта, для тех, кто хотел бы разобраться с опытом глоссолалии на примере 1 Кор. 14, вариантов остается немного. Профессор Харрисвил выразил это в следующих корректных словах: "Если мы не признаем за новозаветными писателями их авторства обсуждаемой терминологии, то нам придется продолжить наши поиски до той точки, откуда технический термин "говорение на языках" проник в Новый Завет".

Существуют две основные гипотезы происхождения греческого выражения glossa lalein ("говорить языками") как технического термина, описывающего "бессмысленную речь" в 1 Кор. 14. Одна гипотеза предполагает, что выражение было придумано самим Павлом как технический термин, чтобы вразумить некоторых христиан в Коринфе. Вторая гипотеза состоит в том, что этот технический термин родился в дохристианском иудаизме, а именно - в дохристианском иудейском обществе, связанном с Кумраном.

Эти гипотезы содержат в себе внутреннее противоречие. Нет видимой связи между специфическим использованием в библейском или внебиблейском языке или литературе выражения "говорить языками" в смысле речи на нормальном человеческом языке и предполагаемой бессмысленной экстатической речью. Факт приписывания Павлу изобретения нового технического термина по сути свидетельствует о том, что защитники этой гипотезы вынуждены признать, что вне Нового Завета в письменных источниках не существует ничего, могущего подтвердить, будто glossa lalein ("говорение языками") подразумевает глоссолалию где-либо в античном мире. Это новшество они вынуждены приписать Павлу, потому что нигде не смогли найти необходимых для подтверждения их гипотезы фактов. Иоханес Бехм в своей статье о glossa ("языках") в Теологическом словаре Нового Завета утверждает, что Деяп. 2:3, 4 не дают основания появиться техническому термину "глоссолалия". Он, безусловно, прав.

Ученые, допускающие, что глагол lalem ("говорить") - звукоподражательный термин, от которого произошла глоссолалия, не имеют под своей версией твердого лингвистического основания. Это игра ума и ничего более. Почему Павел должен изобретать какие-то технические термины ради вразумления христиан о верном использовании духовного дара?

Те же, кто утверждает, будто есть некое основание видеть глоссолалию в еврейских или эллинистических традициях, вступают в противоречие с выводом Энгельсена: "Он (Павел), возможно, и имел предшественников, но они не оставили следов". Гипотезе, построенной на мнимых аналогиях с еврейским или эллинистическим миром, недостает прямых или косвенных подтверждений из каких-либо письменных античных источников. Такого материала попросту нет.

А что сектантское иудейское сообщество в Кумранах? Оставило ли оно какие-либо следы глоссолалической речи или экстатического бормотания? Хотя в кумранских рукописях не найдено о том свидетельства, все-таки есть предположение, что глоссолалия возникла в кумранской общине. Но Кумран не только не дает "недостающего звена" к предполагаемому употреблению Павлом glossa lalem в качестве технического термина, но и не подтверждает ее гипотетического происхождения. Никто не был в состоянии продемонстрировать никакой очевидной связи Кумрана или иных

дохристианских иудейских кругов с появлением глоссолалии.

Факт остается фактом: нет никакого свидетельства причастности Кумрана, или кругов с ним связанных, к чему-то подобному тому, что описано в 1 Кор. 14. Если же высказаться проще, это означает, что гипотетическая зависимость мнимой Павловой глоссолалии от иудейства или других культовых образований не подтверждается известными к настоящему времени источниками. Необходимо отметить, что люди, выдвинувшие обсуждаемую гипотезу, как раз и есть те самые ученые, которые признают отсутствие современных фактов, могущих подтвердить что glossa lalein ("говорение на языках") когда-либо вне Нового Завета обозначало глоссолалию в смысле экстатической, лишенной логики речи.

Заключение

Среди современных ученых не достигнуто согласие по поводу происхождения предполагаемой глоссолалии, которую, как полагают, Павел имел в виду в 1 Кор. 12-14. Вплоть до настоящего времени о феномене глоссолалии нет ни одного свидетельства как в доступных письменных греческих памятниках, так и в других источниках. Также нет основания полагать Павла автором глоссолалии, похожей или идентичной той ее форме, которая практикуется в настоящее время в некоторых христианских и нехристианских религиях. С точки зрения богословия не совсем корректно вычитывать из Нового Завета объяснение современного феномена - в том его виде, как он практикуется у пятидесятников, неопятидесятнических харизматов и в других нехристианских религиях на всех континентах. Не стоит извлекать из текста того, чего там нет, а лучше вчитаться в него как следует и взять из него корректную экзегезу.

Есть только одно ясное и определенное место в Новом Завете, которое недвусмысленно определяет "говорение на языках", и это место - Деян. 2. Если у вас нет предвзятости к предлагаемой версии, тогда "языки" есть известные, осмысленные языки, на которых говорили люди, получившие дар Святого Духа. Они были понятны для людей, собравшихся в тот день в Иерусалиме из различных мест античного мира.

Мы можем поднять вопрос о корректном толковании. Не будет ли методологически более точным при толковании опираться на известное определение и на ясное место в Новом Завете, а не акцентировать внимание на менее отчетливом и более сложном. [Есть некоторые ученые, которые на основании анализа Деян 2 утверждают, что более прозрачен смысл 1 Кор 14 Они стремятся на этой основе следовать от 1 Кор 14 к Деян 2 Они утверждают, что в Деян 2 во многом разложилась традиция, а нетленный смысл этого места в большей степени идентичен, по их мнению, глоссолалии в 1 Кор 14 Объяснение в том, что более поздние редакторы подправили Деян 2 так, чтобы дар выглядел как осмысленный язык (см ниже ?л 4) Этот подход упускает ui виду простейший смысл текста Деян 2, не учитывается традиция древних манускриптов, и ею основная опора на шаткие современные реконструкции слишком сомнительна, чтобы иметь ценность Луше использовать подход "тщательного чтения".] Не следует ли богослову в данной ситуации попытаться разобраться в более сложном месте 1 Кор. 1-14 в свете более ясного Деян. 21 Разве это не более корректный и разумный подход?

Вне Библии отсутствуют данные, подтверждающие какую бы то ни было глоссолалию. Методологически неприемлемо попросту вычитывать из Нового Завета современную практику глоссолалии в харизматическом движении. Давайте объяснять Библию самой Библией, когда обсуждается определенный лингвистический феномен. Эта методология лингвистически целостна и герменевтически корректна. Она прошла проверку временем на протяжении многих веков.

"Говорение на языках" в Евангелии от Марка

В этой части нашего исследования мы будем изучать новозаветный феномен дара языков - дара, обещанного Иисусом Христом, воскресшим Господом. Это значит, что мы будем тщательно исследовать места Нового Завета, имеющие отношение к "говорению на языках". В последующих главах мы исследуем случаи упоминания в Новом Завете "иных языков" в хронологическом порядке. [Мы не имеем ввиду хронологию обнаружения документальных источников, но хронологию развития новозаветной Церкви.]

1. Исторический контекст

Первым, кто заговорил о даре языков, был Сам Иисус Христос Судя по евангельским текстам, Он затронул эту тему лишь однажды.

Откройте Мк 16-17 Это так называемое "длинное окончание" Евангелия от Марка. [Мк 16 9-20 содержится в большинстве греческих манускриптов, но отсутствует в Синайском, Ватиканском (старолатинском), Синаитском (старо-сирийском) и в некоторых других текстах И Евсевий, и Иероним свидетельствуют, что эти стихи отсутствовали в большинстве известных им текстов Следы этих стихов мы находим у Юстиниана Мученика (Apol i 45), но самое раннее надежное свидетельство о "длинном окончании" Евангелия от Марка мы находим у Иеринея (иг 10 6) Хотя многие комментаторы считают, что это удлиненное окончание евангелия от Марка ему не принадлежит, М Дж Легранже защищает ту точку зрения, что место это каноническое.] Длинное окончание было объектом изучения на протяжении долгого времени. Есть существенные аргументы в пользу того, чтобы это место и впредь оставалось в наших современных переводах Нам представляется не нужным входить во многочисленные детали вопроса относительно "длинного окончания" Евангелия от Марка. Мы полагаем это место истинным словом нашего Воскресшего Господа. Контекст этого предсказания состоит из ряда заявлений, сделанных Иисусом Своим ученикам после Своего воскресения и незадолго до Своего окончательного вознесения. Из контекста понятно, что это предсказание было дано Иисусом, когда Он заповедал Своим ученикам проповедывать Евангелие всему миру (16:15) и обещал им силу творить чудеса (16:17). Одно из чудес - способность "говорить новыми языками".

2. Предсказание Иисуса о новых языках

Иисус предсказал следующее: "уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов, будут говорить новыми языками". [Определение "новый" отсутствует в некоторых манускриптах, но оно присутствует в большинстве лучших, и следует признать, что оно достоверно.]

Теперь рассмотрим ряд соображений, привлекающих наше внимание:

1. Это единственное упоминание о новых (иных) языках в Евангелиях. Существенно, что слова эти исходят из уст Самого Господа. Уникальное их появление здесь ни в коем случае не уменьшает их значение.

2. Форма упоминание "новых языков" - пророчество, данное Воскресшим Господом Своим одиннадцати ученикам (16:14) в рамках великого поручения идти "по всему миру и проповедовать Евангелие всей твари" (16:15). Здесь Христос вновь подтвердил Свое желание евангелизировать весь мир. Именно в контексте еванге-изации Воскресший Господь говорит о сопутствующих "знамениях": изгнание бесов (ср. Деян. 8:7, 16:18, 19:12) и "говорение на новых языках". Природа знамений указывает на то, что Иисус говорил о чудесах, которые ученикам могут понадобиться в практике. Поскольку Иисус обращался к Своим ученикам, Он не говорит о чудесах-знамениях из 16:17, как о чем-то таком, что придет к ним вследствие их веры. Это знамения, которые будут явлены непосредственно в их жизни, если они будут верить и оставаться верными.

3. Речь идет о событиях, которые только ожидаются, на что указывает будущее время глагола (lalesousin), т.е. в будущем, когда последователи Христа возьмутся исполнять поручение Господа, знамение "говорения на новых языках" будет явлено в среде верующих.

4. Это знамение столь же чудесно, как и другие чудеса, упомянутые в 16:17. Каждое из них сверхъестественно как по происхождению, так и по своей природе.

5. Природа "знамения", которое будет сопровождать в будущем возвещение верующим Благой Вести, включает в себя опыт, дающий возможность "говорить на новых языках" (греч. glossais lalesousin kainais).

Что же означает оборот "новые языки"?

3. Значение слова "язык"

"Язык" по гречески - glossa. Из предыдущей главы мы увидели, что слово это употребляется во многих значениях и в Новом Завете и вообще в греческом языке. Мы можем сделать следующие обобщения.

1. Оно употребляется для обозначения "языка" как человеческого органа речи (Мк. 7:33, 35; Лук. 1:64; Рим. 3:13; 14:11; Ис. 3:5; Ин. 3:18; 1 Петр. 3:10; Откр. 16:10; Деяп. 2:26). Однако толкователи соглашаются, что в Мк. 16:17 значение иное.

2. Другое значение слова "язык" - диалект (Флп. 2:11; Откр. 5:9; 7:9; 10:11; 11.59; 13:7; 14:6; 17:15; Деян. 2:6, 11). [Это значение приводится во всех приведенных ранее словарях Лиддел и Скотт в греко-английском словаре (( 353) дают следующее значение "самостоятельное и иностранное слово, которое требует определения" и нечто, имеющее форму языка, например, "тростник или побег", или "язычок или ремень из кожи, шнурок", или "участок земли", прорицательская "отметка на печени".]

Значение "диалект" в Мк. 16:17 принято New American Standard Bible (NAB) и переведено как "новые языки". Эта версия, видимо, отражает намерение употребившего греческое слово glossa подчеркнуть нечто важное.

Настольная книга переводчика Евангелия от Марка, впервые опубликованная в 1961 г., разъясняет, что под "языком" здесь подразумевается "диалект", ибо "значение здесь тоже самое, что и в Деян. 2:4-11..." Это предположение подтверждается лингвистически и контекстуально, что и будет показано ниже.

4. Значение слова "новый"

Определение "новый" во фразе "говорить новыми язками" есть перевод греческого прилагательного kamais, имеющего ряд семантических значений. Некоторые английские переводы трактуют указанное слово в значении "незнакомый" (NEB, TEV). Эти переводы основаны на методе динамического перевода, который не следует историческому подстрочному переводу. Динамические переводы имеют опасную тенденцию зависеть от умонастроения переводчика. Слово kamais нигде в Новом Завете, в том числе и в данном случае, значения "незнакомый" не имеет.

Это различие может быть проиллюстрировано, если мы сравним два варианта употребления слова "новый", встречающиеся в Новом Завете на греческом языке. Одно - греческое слово kainos, употребленное в Мк. 16:17, имеет множественное число kainais, а другое neos. "Из двух наиболее употребимых слов, обозначающих "новый" со времен классического периода (в Греции), а именно neos и kainos, первое означает "то, чего не было там прежде" или "то, что только что возникло или появилось", а последнее - "нечто новое и отличающееся" от других предметов. Neos - новое по времени или происхождению, т е. юное и предположительно незрелое и неуважительное к старому; kainos - новое по природе, отличное от привычного, впечатляющее, лучшее, чем старое, превосходящее по привлекательности. .". (Бехм, "kainos", 3:447). Необходимо учитывать это различие и

сопоставить с тем фактом, что в синоптических Евангелиях kainos время от времени употребляется в том же значении, что и neos, с тем чтобы отличить новое... от старого, уже существующего. Исходя из этих определений, мы приходим к выводу, что слово "незнакомый" в качестве смыслового значения выбрано неудачно.

Греческое слово kamais в Мк. 16:17, видимо, означает "новый" в смысле чего-то неизвестного в этом роде и в то же время чем-то примечательного для говорящего. Оно "новое" в смысле языка, которого говорящий прежде не изучал. Оно "новое" в том смысле, что чудо позволило людям говорить на языке, прежде им не знакомом. Это чудо - одно из тех чудес, которые Господь обещал в Мк. 16:17.

Таким образом, мысль ясна. Говорить "новыми языками" означает пользование языками, которые были новыми для говорящего, и в контексте речь идет о тех людях, которые не приобрели соответствующих знаний путем нормального учебного процесса, т. е. такого, каким всякий мог бы обучиться при обычных обстоятельствах.

5. Предназначение "новых языков"

Очевидно, текст Мк. 16:17 тесно связан с Деян. 2, поскольку фразеология обоих рассматриваемых мест весьма схожа Мы читаем в Мк 16:17. "говорить новыми языками", а в Деян. 2:4: "говорить на иных языках". Только в этих двух местах мы находим определения, включенные во фразу "говорить языками" (ср. 1 Кор. 14). Употребление этих определений роднит с лингвистической точки зрения оба эти места

Есть еще одна связь между Мк. 16:17 и Деян. 2. Единство этих мест основывается на теологическом принципе предсказания и исполнения В Мк. 16.17 чудо предсказывается Господом. Великое исполнение этого пророчества - чудо иных языков во время Пятидесятницы в Иерусалиме (Деян 2), случившееся несколько недель спустя. Следующие за этим события, связанные со словами Марка о даре языков, несомненно обращают наше внимание к поручению Господа Своим ученикам после воскресения и вознесения. Ученикам Иисуса предстояло получить замечательную силу дара Святого Духа. Им предстояло идти вперед и возвещать Благую Весть о том, что Иисусу удалось сделать для мира, прежде всего для Израиля, а затем и всякому народу, языку и племени. Прежде в своем служении ученики ограничивались Израилем (Мф. 10:1, 11:1, особ. 10:6) и Самарией (Лк. 10:1-16), но теперь в своем служении "уверовавшим" последователям Иисуса (Мк. 16:17) предстояло идти далеко за пределы Палестины.

Прежде, во время своего более ограниченного служения, ученики были вооружены для проповеди Евангелия лишь своим родным языком, но теперь им был обещан новый дар. Ученикам предстояло проповедовать другим народам и для того им предстояло обучиться другим языкам. Апостолы и их сподвижники были люди некнижные, но излитие Духа в день Пятидесятницы сделало их речь такой, что и на родном языке, и на чужом, она звучала чисто, просто и грамотно как в словах, так и в интонациях. Воскресший Господь изрек предсказание относительно дара "говорения на языках". Предполагалось, что, во-первых, ученики обретут способность говорить "новыми языками", т. е. овладеют иностранными языками, которые для них были "новыми", и, во-вторых, они будут способны легко общаться на всех языках и, тем самым, общаться по-новому.

"Говорение на языках" в Деян. 2

Наиболее недвусмысленная и важная часть текста, касающаяся дара языков - Деян. 2:1-13. [Мы согласны с другими исследователями в том, что все пять мест Новом Завета, в которых упоминается "говорение на языках", взаимосвязаны (ср. Дж Бехм, статья "glossa" в теологич, словаре НЗ, 1964). Деян. 2 - более раннее место, если смотреть хронологически, потому что опыт Пятидесятницы был первым проявлением дара "говорения языками". "Как бы ни датировались Деяния, несомненно одно: первые описанные события истории Церкви происходили еще до Павла", утверждает С. Уильяме в Комментарии на Книгу Деяния Апостолов (Нью-Йорк, 1957, стр. 61). По-прежнему расходятся мнения о времени написания Деяний. Вектор тенденциозной критики, которой подвергалась сомнению надежность Деяний и который указывал на второе столетие, оказался неточным и сегодня ошибочность этого тезиса уже доказана. Ряд исследователей утверждает, что Деяния датируются временем до 64 года, т. е. еще при жизни Павла, а с известных точек зрения - даже ранее.] Здесь Лука, сподвижник Павла, рассказывает о великом дне Пятидесятницы. Это был день значительных изменений в молодой христианской Церкви. Излитие Святого Духа в День Пятидесятницы было опытом "раннего дождя" (см. Иоил.). Это позволило первым христианам увидеть окружающий их мир во всей его полноте и принять участие в возвещении Благой Вести так активно, как никогда прежде. Этот опыт превратил юную Церковь в истинно миссионерское движение, несмотря на чрезвычайные трудности в преодолении традиции и различных предубеждений. Бог явил себя на стороне новой общины и силой и присутствием Духа Святого показал, что цели Божьи будут достигнуты. В даре "иных языков" Бог явил средство, с помощью которого и стало возможным преодолеть препятствия, мешающие быстрому и эффективному распространению Евангелия.

1. Исторические условия

День Пятидесятницы - это пятидесятый день после Пасхи (Лев. 23:16; Числ. 28:16; Втор. 16:9-12), и, значит, события Деян. 2 произошли спустя семь недель после распятия Иисуса. Воскресший Господь явился перед Своими учениками спустя сорок дней (Деян. 1:3, ср. 1 Кор. 15:3-7) и обратился к ним со словами о "Царствии Божьем".

В день Своего вознесения Иисус Христос собрал Своих учеников и в последнем слове повелел им оставаться в Иерусалиме (Деян. 1:4) до тех пор, пока не изольется обещанный Святой Дух (Ин. 14). Последние слова Воскресшего Господа к Своим ученикам были следующие: "Но вы примите силу, когда сойдет на вас Дух Святый, и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли" (Деян. 1:8). После того как Иисус Христос уверил Своих учеников в том, что для исполнения данного им поручения они получат Святой Дух (sine qua поп), Который дарует им чудесную силу творить обещанные прежде "знамения" (Мф. 16:17), On был вознесен на небо (Деян. 1:9-12).

Был обещан Святой Дух, и посему юная Церковь ожидала Его пришествия в Иерусалим, последнее, в сущности, место, которое им надлежало избрать, в особенности после потрясших людей событий, приведших к распятию Господа.

Ученики были послушны слову Христа. Они ждали вместе с женщинами, матерью Иисуса и Его братьями (ср. 1 Кор. 9:5) в верхней горнице в Иерусалиме (Деян. 1:12-14) дар Святого Духа. [Женщины (Деян. 1:14), наиболее вероятно, были из числа последователей или сторонников Иисуса (Лук. 8.2, 23'49, 55, 24:10), а вовсе не были женами учеников или братьев Иисуса. Сначала братья Иисуса его не принимали (Марк. 3:21, Ин. 7:5), но позднее они изменили свое отношение к нему (1 Кор. 9:2). Естественно предположить, что не только Иаков, но и остальные братья Иисуса примкнули в Иерусалиме к юной Церкви.] Дух Святой должен был сойти на них спустя несколько дней. Время ожидания было и временем приготовления. Последователи Христа посвящали время молитве (Деян. 1:14), а собралось их около ста двадцати человек. Только что возникшая община верующих сплотилась духом через молитву (Деян. 2:1). Время для излития Святого Духа назрело. [Прежняя ревность, как, например, проявившаяся при неудачном исцелении одержимого бесом мальчика (Мк. 9:14-29), их стремление занять высокое положение (Лук. 2:24) и отказ омыть dpyt другу ноги (Ин. 13:3-7) удалились из их сердца при углублении в истину во время предоставленных им после воскресения сорока дней обучения (Деян. 1:3) и в течение десяти дней искренней молитвы в ожидании особого излития Святого Духа (1:14).]

2. Излитие Святого Духа

Когда все ученики собрались вместе на закате Дня Пятидесятницы, неожиданно весь дом, где они находились, наполнился как бы шумом сильного ветра (pnoe). [Некоторые понимают слово "дож" (oikos) в смысле пределов храма. Иосиф Флавий в одном случае потребляет слово "дом" (oikos) по отношению к храму, который в остальных местах обозначается термином naos, но из контекста очевидно, о чем он говорит. Здесь не тот случай. Лука постоянно обозначает храм словом hieron (22 раза). Единственное место, где ученики встречаются во время десяти дней ожидания - это верхняя горница (3:13). В соответствии с Лк. 24:53, они "пребывали всегда в храме", прославляя и благословляя Бога". Холтз-манн (с. 26) предположил, что верхняя горница находилась в храме Хинчен отмечает, что это предположение основано "на ложном отождествлении Деян. 1:13 и Лк. 24:52. На самом деле сходство Лк. 24 -53 и Деян. 1.13 лишь кажущееся". Термин pnoe означает либо "ветер", либо "дыхание" См Арндт, Гитрич. "Греко-английский словарь". Для владевших греческим этот термин и греческое слово дух, ветер (рпеита) близко соотносились.] Небесное явление было не только отчетливо слышимо, но и предстало взору. "И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них" (Деян. 2:3). И "ветер" тот, и "языки, как бы огненные" - символы силы Святого Духа. Это были два знамения явленного присутствия Святого Духа.

Появление "языков, как бы огненных" означает, что с неба ниспал огонь, но "языки" (glossais) были как бы пламенем или огнем, структурированные таким образом, что касались каждого из присутствующих. В этом "видимое свидетельство, что Дух дается им как индивидуумам". [На греческом здесь hosei, означающее сравнение.]

Лука старается не создать впечатления, что звуки с небес и подобные пламени языки были всего лишь природным явлением. В каждом случае он подчеркивал, что звук был "как бы" (hosper) сильным ветром, а пламя, о котором он говорит, было "как бы" (hosei) языком пламени. Как отмечает Хулл, то, что "ветер и огонь, которые он упоминает, не были природного происхождения", ясно из самого факта использования такого лингвистического приема. [Частое употребление фразы "языки пламени" в Енох 14 -8-15, 71 5 вовсе не идентично по смыслу фразе "языки, как бы огненные" в Деян 2.3. Первое указывает на часть божества, а в Деяниях - это описание феномена, который по своим внешним физическим параметрам может быть сравним с языками пламени.]

Эти употребленные усиления в повествовании Деяний показывают, что излитие Святого Духа вовсе не было субъективным опытом. Далее это подтверждается словом, которое переведено как "явились" (ophrhesan) в 2:3. Данный термин был выбран намеренно, чтобы показать, что увиденное последователями Христа собственными глазами, имело в жизни некоторое подобие. Этот опыт невозможно объяснить или приписать только их воображению.

В описании Деян. 2:3 подчеркивается, что Святой Дух "почил" (ekathisen) на каждом из них. Действительным подлежащим глагола "почил" может быть "язык" (понимаемый как прежние языки) или, что менее вероятно, "пламя", или, вероятнее всего, Святой Дух следующего стиха. Хотя в греческом нет ясности по поводу субъекта данного глагола, сам глагол (kathifo) означает "присесть, отдохнуть". Значение этого слова указывает на постоянное состояние, а его время предполагает начало действия Святого Духа.

Фраза "и почили по одному на каждом из них" означает: а) что Святой, дух был получен каждым из присутствовавших в доме и б) что это событие не было ограничено собственно Днем Пятидесятницы. Это был неотъемлемый дар, который проявлялся в течение всей жизни людей, его получивших. [Слова "и почили по одному на каждом из них" основательно свидетельствуют в пользу того, что проявление Духа Святого было не единовременным, а носило постоянный характер. "Хотя подобные пламени языки пребывали на верующих лишь непродолжительное время, последствия их посещения сохранились в верных христианах, принявших Святой Дух, в течение всей жизни" (Хулл, "Святой Дух", с. 58).]

3. Природа дара языков

То, что присутствие Святого Духа в День Пятидесятницы было слышимо и зримо - очевидно. Теперь появляется третий фактор: "И исполнились все Духа Святого и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать" (Деян. 2:4). Слово "давал" использовано ради того, чтобы показать, что природа говорения языками - дар. Владение языками не есть результат процесса обучения. Это дар Святого Духа верующим. Он прямо противоположен практике пятидесятников и неопятидесятников на так называемых "собраниях ожидания" (tarring meetings). На этих собраниях людей учат, как расширить свое сознание таким образом, чтобы обойти интеллект и обрести способность к глоссолалии.

Чрезвычайно важно вникнуть в смысл слов "и начали говорить иными языками". Как только Святой Дух излился на присутствующих в верхней горнице, это проявилось во внешних событиях. Не было периода обучения, не было и самого процесса обучения: они "начали" (erxanto) говорить сразу.

Святой Дух дал возможность ученикам говорить смело (2:4). Лука использовал слово "провещевать". В подлиннике употреблено слово apophtheggesthai, что на светском греческом означает "говорить громко и ясно", "говорить с силой". [Слово apophtheggesthai означает речь дерзновенную и богодухновенную, а отнюдь не экстатическую.] Смелая речь получивших дар языков вовсе не означает экстатическое бормотание, но речь ясную, раздельную, уверенную и громкую.

Важным представляется также сочетание "иные языки". Прежде всего, особое внимание следует уделить слову "языки" (греч. glossais), так традиционно переводится употребленное в подлиннике слово. Оно идентично тому, которое мы встречаем в Мк. 16:17. В главе III, в которой мы обсуждали этот текст, и в наших лингвистических изысканиях главы II было показано, что греческое слово "glossa", т.е. "язык", в разных контекстах может обозначать: а) "язык" как орган и инструмент речи и б) "язык" в смысле родного или иностранного языка или диалекта. [В святоотеческой литературе эти два значения единственно известные.] Во 2-й главе мы исследовали возможные случаи употребления этого слова на греческом языке, к чему читатель может вернуться, чтобы освежить это в памяти.

Слово "языки" в Деян. 2:4 Лука очень отчетливо поясняет. В 2:6,8 этот термин он приравнивает к слову "диалекты". В последующих двух стихах мы встречаем не греческое glossa, но dialektos. Слово dialektos означает "язык народности или религии". В Деян. 1:19 слово dialektos означает национальный язык страны. В Деян. 2:6, 8 - то же самое значение.

Некоторые утверждают, что в Деян. 2:6, 8 в действительности не имеется в виду никакого иностранного языка как такового, но "диалекты", экстатический духовный язык, "сверхъестественное эсперанто" или структурированный еврейский речитатив фиксированных литургических текстов. Эти предположения не выглядят убедительно при сравнении "языков" и "диалектов" в 2:4, 11 без учета Деян. 2:6, 8. [Представители различных школ достигли консенсуса в том, что Лука хочет нам показать получивших дар языков учеников понимали на всех наречиях.] Относительно Деян. 2 среди исследователей установился консенсус мнений об идентичности "языков" и "диалектов". Комментарий Нового Завета отмечает: "Говоря иными языками, верующие свидетельствуют, что Святой Дух сотворил чудо" (с. 81).

Дополнительные соображения еще сильнее укрепляют то положение, что "языки" есть "разговорные языки". Во-первых, обратите внимание, что слушатели, которые еще не примкнули к вере, пока не обладают даром истолкования. Они понимают верующих, которые говорят иными языками, не прибегая к переводу или пояснениям. Во-вторых, люди дивились и изумлялись (Деян. 2:7). Как говорится в вышеупомянутом комментарии, "по поведению толпы видно, что говорящие были не иностранцами, а галилеянами", которые не могли выучиться этим иностранным языкам естественным образом. Это показывает, что слушающая часть верующих отнюдь не полагала, что она слышит "духовный язык", "сверхъестественное эсперанто" и что-нибудь в этом роде или же речь типичного галилеянина. Изумление было вызвано тем фактом, что эти малообразованные галилеяне неожиданно заговорили на родных языках многих слушателей.

Лука отнюдь не описывает чудо слушания, как считают некоторые, фиксирует только то, что ученики говорили на своем собственном языке, а люди понимали их речь так хорошо, будто она звучала на родном языке слушателей, каждого в отдельности. Этого мнения придерживались некоторые отцы Церкви, но оно не нашло впоследствии сторонников. Лука отмечает, что "каждый слышал их говорящих его наречием" (Деян. 2:6). Слово "их" показывает, что они слушали, как христиане говорили на языках слушателей. Еще одно соображение, опровергающее ту точку зрения, будто чудо во время Пятидесятницы было чудом слушания, прежде всего основывается на том, что это явление распространилось затем от учеников на прежде необращенных людей. К этому следует добавить, что говорить языками ученики начали еще до того, как собрались слушатели (Деян. 2:4). Этот чудесный дар Святого Духа снизошел только на учеников. Он позволил им говорить на различных человеческих языках так, что интернациональная группа слушателей (2:5, 9-11) слышала их на своих родных языках (2:6, 8, 11). Причем не уверовавшие не имели части в чудесном даре Святого Духа.

Последнее представляется весьма важным, так как в наше время глоссолалия практикуется и людьми неверующими, то есть как христианами, так и нехристианами, вплоть до агностиков и откровенных атеистов. Дар Деян. 2 не универсален по своей природе распространения, но предназначался тем, кто его ожидал, соответственно приготовляясь к этому проявлению Святого Духа, обещанному только последователям Христа.

В Деян. 2 неверующие были удостоены чести услышать Благую Весть "о великих делах Божьих" (2:11), так что и им открывалась возможность войти в общение с учениками. Однако неверующим не был дан дар Святого Духа.

Прилагательное "иные" (heteros) во фразе "говорить иными языками" в Деян. 2:4 заслуживает особого внимания. Греческое слово heteros имеет здесь значение "отличный, иностранный", и если перевести фразу корректно, то получится "говорить на иностранных языках". Фраза "говорить иными (иностранными) языками", считает X. У. Бийер, "означает говорить на различных языках, которые отличались от родного языка говорящих и прежде не были им известны".

Лингвистическое исследование позволяет уточнить последующее выражение, которое говорит, что каждый слышал их на своем "наречии" (idia dialekto), согласно тому, как написано в 2:8. Также подтверждается и обилие языков многонациональной группы слушателей. Иначе говоря, раз Лука употребляет "иные" плюс "его", то это свидетельствует, что он не подразумевает под "иными языками" в День Пятидесятницы глоссолалию, нечленораздельную бессмысленную речь, которую потом нужно изъяснять, поскольку сразу понять ее невозможно. Лука жаждет общения куда более широкого, рассчитанного на множество людей, и отсюда следует, что чудесный дар говорения на иных языках в Пятидесятницу был даром говорить на членораздельном, осмысленном иностранном языке, которому говорившие прежде не обучались.

Из самого факта, что слушателями были представители большого числа стран и народов "из всякого народа под небесами" (Деян. 2:5), следует, что люди были свидетелями чуда, того как верующие заговорили на иных языках. [Кречмар ("Himmelfahrt und Pfingsten") подчеркивает, что "Лука придает равное значение глоссе как языку, что прежде всего видно в перечислении народов..."] Излишне говорить, что они владели иностранными языками, поскольку все присутствовавшие на празднике Пятидесятницы могли говорить или, как минимум, понимали по-арамейски или по-гречески. Так что и это ничего не объясняет. Лука не настолько глуп, чтобы не понимать, что ученикам был дан дар, хотя они и без того могли изъясняться со слушателями. Реакция присутствовавших, которые слышали "их нашими (hemete-rais) языками говорящими" (Деян. 2:11), многократно усилила их убежденность в том, что они, как "Иудеи и прозелиты" (Деян. 2:10), уже приняли, а теперь утвердились в истине "на их родном наречии" (2:8). Неплохо было бы не забывать, что прозелиты вовсе не были обязаны учить еврейский или арамейский.

Феномен "говорения языками" в день Пятидесятницы хорошо описан известным писателем в следующей вдумчивой манере: Святой Дух, принявший форму языков пламени, почил на собравшихся. Это был символ дара ученикам, позволивший им свободно говорить на языках, которых они прежде не знали... Собравшиеся представляли все известные тогда языки. Это владение языками весьма облегчало возвещение Евангелия, Бог чудесным образом восполнил недостающее у апостолов. Святой Дух даровал им то, чему они не успели бы выучиться, быть может, за всю жизнь. Теперь они могли возвещать истины Евангелия по всему миру, владея языком тех, для кого они трудились. Этот чудесный дар был очевидным свидетельством миру, что их поручение несло на себе печать неба..

Приведенное описание феномена Пятидесятницы отражает смысл текста Деян. 2.

4. Цель "говорения языками"

Мы должны задаться вопросом: какова была цель дара "говорения" на иностранных языках? Как мы уже разобрались ранее, Святой Дух снизошел на верующих, которые собрались вместе в верхней горнице, и каждый из них Им исполнился. Таким образом они обрели возможность говорить на осмысленном иностранном языке. [Деян. 1:13. Согласно X. Л. Старку и П. Биллербеку верхние горницы "использовались образованными людьми для встреч, учебы и молитвы". Обычно они были расположены в верхнем этаже больших домов. Иногда они использовались и как жилые помещения. До сих пор в арабских селениях мы можем увидеть дома, в которых верхние комнаты, medhafeh, используются для приема гостей.]

В соответствии с предсказанием, данным Иисусом, как это записано в Мк. 16:17 и ясно из контекста, назначение дара языков состоит в том, чтобы дать средства коммуникации для евангелизации мира (ср.Мк. 16:16). Слова Христа, записанные в Деян. 1:5 - "чрез несколько дней после сего будете крещены Духом Святым", исполнились в день Пятидесятницы, как это отмечено в Деян. 2.

Бывшие в верхней горнице последователи Учителя спустились и вышли на улицу, чудесным образом говоря на иностранных языках, прежде им неизвестных. Люди, которые пришли из различных мест и стран, услышали их, узнав свою родную речь. (2:4), собрались вместе и слушали о "великих делах Божьих" (2:11). Возвещение дел Божьих и Его силы происходило посредством рассказа о Его (Христа) жизни и служении на всех языках.

В результате случившегося, а также проповеди Петра в день Пятидесятницы (2:14-41) только за один день были крещены три тысячи душ (2:41). Сбор первых плодов всемирного урожая состоялся посредством чудесного дара возвещения Благой Вести всем пришедшим в Иерусалим со всех концов античного мира по случаю праздника. Цель дара "иных языков" - подчеркнуть то, что Бог уничтожил лингвистические барьеры перед святым делом возвещения Благой Вести. Более того, посредством этого дара общения было показано, что Церковь стала всемирной. К 120-ти, которые во имя Христово были вместе, присоединились многие и образовалась всемирная церковь, в которую вошли люди со всего цивилизованного мира того времени.

5. Реакция смеющихся над "говорением языками"

Среди слушателей были "иные" (heteroi) лица, которые стали презрительно насмехаться: "Они напились сладкого вина" (2:13). [Греческое слово означает -"иные другого рода", а не "иные того же рода", как можно предположить из слова alloi. Из этого следует, что в 2:14 описываются говорящие совсем иного рода, чем в 2:5-12. Слово gleukos в Новом Завете встречается только здесь, но оно есть и у Аристотеля (384-322 гг. до Р. Хр.), где упоминается в смысле "виноградное сусло", как неперебродивший виноградный сок. Поскольку сбор урожая этого года начинался не ранее августа, то полагают, что здесь речь идет о перебродившем вине, подслащенном медом. Нет необходимости считать, что это было непременно перебродившее вино, потому что молодое вино можно было уберечь от брожения. Коламелла, специалист в сельском хозяйстве, живший в I в. по Р. Хр., описал методы сохранения виноградного сока. Так же и Вергилий (70-19 гг. до Р. Хр.) в работе "Georgis", 295-296 дает подобную информацию Смотрите также работу С. Баккиока "Вино в Библии", где приводятся доказательства того, что gleukos из Деян. 2:13 означает неперебродивший виноградный сок.] Эти насмешники стали утверждать, что "говорящие языками" были пьяны.

Кто были эти зубоскалы? Сразу приходят на ум иерусалимские евреи, которые не знали иностранных языков, евреи из числа тех, которые с усмешкой отвернулись от чудесного события, плотски предположив, что "говорящие языками" были пьяны. [Можно предположить, что некто желал объяснить чудесную природу наблюдаемого феномена естественными причинами.]

Здесь произошло нечто, от чего некоторые слушатели изумились и что их совершенно поразило. Многие так и не смогли прийти в себя, поскольку были не в силах объяснить чудо естественными причинами. [Это означает, что слушатели разделялись на две части: одни защищали чудесный опыт первых верующих и признавали дар иных языков, другие же были настроены враждебно. Лука не раз описывает две противопоставляющих себя друг другу группы, см. Деян. 5:34, 14.4, 17.18, 23:6, 28:24.]

Этих неверующих, или древних секуляристов, можно отождествить с миром, который начинает с насмешек, затем - со временем - начинает спрашивать (4:7), угрожать (4.7), заключать в тюрьму (5:18), бить (5:40), убивать (7:58). Поскольку Бог творит чудеса перед лицом всех живущих, и каждый из нас свободен в выборе, то всегда будут неверующие, которые не примут истину. Насмехаясь и зубоскаля, люди тем самым ожесточают свои сердца настолько, что перестают видеть и слышать (Ис. 6:9-10).

Необходимо отметить соотношение между Деян. 2 и 1 Кор. 14. Объяснение поведения принявших Дух Святой выпитым ими сладким вином, объяснение, которое каким-то образом может быть объединено с известным обвинением "исследователей", заключается в том, что будто "говорящие на языках" в Коринфе не в своем уме (1 Кор. 14:23). [Далее эта параллель развивается на том основании, что в языческих религиях полагали, что пророческий оракул исходил от Духа, но проявлял себя внешне как бы схоже с поведением человека, злоупотребившего вином Экстаз и опьянение - важные аспекты при понимании феноменов языческого экстаза.] Если нехристианин войдет в храм, то он может прийти в выводу, что говорящие Духом на языках сошли с ума. В Коринфе, однако, было нечто еще - беспорядок, от которого шло многое.

б. "Говорение языками": современные гипотезы об источнике явления

Общность реакций враждебной группы в День Пятидесятницы (Деян. 2:13) и не христианина, почтившего коринфскую церковь в момент говорения, побудила некоторых исследователей выдвинуть гипотезу, что имеющийся, текст Деян. 2:1-13 соединяет в себе две различные формы опыта для Пятидесятницы. Одна из них - начало практики "иных языков" как глоссолалии, то есть бессвязной, лишенной смысла экстатической речи, другая же - осмысленные, известные иностранные языки.

Ограниченный объем книги не позволяет развернуть подробную дискуссию по гипотезе о различных формах, которая отстаивалась некоторыми учеными в течении многих лет. Поэтому мы ограничимся лишь примерами.

В конце периода прошлого подъема гипотезы различных форм в среде ученых, приверженцев историко-критического метода, появилось исследование Ф. Спит-та. Еще в 1891 г. он отстаивал сосуществование двух основных начал.

"Историческое начало А", которое, предположительно, описывается в Деян. 2:1, 4, 11-36, т. е. "говорение языками" в терминах аналогичной речи, как полагают, происходило в 1 Кор. 14. Оставшаяся часть Деян. 2 исходит из "легендарного начала Б", а именно голоса Божьего, обращенного к народу иудейскому. Стихи 3б и 7е были позднее включены редактором, который говорил о человеческом лингвистическом чуде. [Недавно Хинчен в комментарии на Деяния Апостолов, 2 29, выразил свое удивление, "насколько искусно все Деяния были разделены на эти два источника, не оставляя почти ничего для деятельности редактора Умение Спитта разделять столь же потрясающе, как и его вера в умение редактора соединять".] Но даже скептически настроенные ученые полагают, что этот шаг маловероятен, потому как он попросту ведет к заключению, высказанному X. Уендетом, что ученики говорили на экстатическом "духовном языке", который каждый из слышавших принимал за свой родной язык, хотя и понимал, что это вовсе не так!

О. Бауэрфайнд в комментарии 1939 г. признает авторство Луки только в описании чуда сошествия Святого Духа и чуда языков. Он утверждает, что "невелик шаг от чудодейственного понимания глоссолалии одним "толкователем" (1 Кор. 14:28) к чудодейственному пониманию всеми присутствующими, или многими из них.

В 1957 году С. Уильяме предположил существование исходного (арамейского?) текста, в котором двенадцать, исполненные Святым Духом, рассылаются в двенадцать частей света. Лука же несколько подправил этот источник, чтобы увеличить число миссий.

Иную гипотезу выдвинул Е. Трокме в 1957 году. Он предположил, что Деян. 2:1-6, 12-13 написаны Лукой, опиравшимся на источник, в котором описывалось, как благодать Божья решила проблему смешения языков, происшедшего при строительстве вавилонской башни (Быт. 11:1-9), даровав "сверхъестественное эсперанто" в соответствии со словом Исх. 19. Идею же об иностранных языках 2:7-8, 11 привнес Лука. [Мысль о том, что "говорение языками" представляет собой сличай, противоположный тому, что произошел при смешении языков во время строительства Вавилонской башни, обращает на себя все большее внимание исследователей. Оно было ничем иным, как снятием проклятия вавилонской башни.]

Лютеранский священник Эдуард Лохе гораздо более осторожен. Он постулировал, что Лука использовал только устную традицию и самолично трансформировал экстатическую алогичную речь "иных языков" в чудо иностранных языков. В своем недавнем комментарии на Деяния Эрнест Хинчен отмечает, что Лука "не мог рассчитывать на источники: античной или общепринятой традиции не существовало". Но Лука был теологом, который под влиянием опыта иудейской пятидесятницы видоизменил идею о том, что Воскресший Господь передал Своим ученикам Святой Дух (Ян. 20:22), в историю, в которой экстатическая речь не была понятна большинству слушателей, хотя некоторые все же понимали.

Смысловой стержень нашей попытки представить различные гипотезы о существовании письменных или устных источников - это необходимость признать в работах ученых критической школы наличие допущений и предположений. Прежде всего надо отметить, что эти ученые олицетворяют гораздо более широкие круги исследователей, разделяющих мнение, что "говорение языками" в день Пятидесятницы представляло собой глоссолалию, а не известные осмысленные языки. Возникает вопрос: на каком основании строится это предположение? Непременный ответ состоит в том, что из 1 Кор. 14 следует, будто исходный дар был глоссолалией, лишенной смысла речью. Иными словами, ученые историко-критической школы хотели бы выяснить истинную природу происшедшего в Коринфе, исходя из толкования 1 Кор. 14 с помощью реконструкции современного феномена, наблюдаемого в языческих религиях, который, как полагают, повлиял на церковь в Коринфе. Выше, в главе II, мы показали, что общепринятое предположение не имеет ни малейшего основания в античных источниках. Нельзя принять нечто как постулат в 1 Кор. 14, а затем, основываясь на этом постулате, читать Деян. 2. Такая постановка весьма напоминает замкнутый круг аргументов при использовании гипотезы, которая, будучи крайне шаткой, служит основанием для следующей гипотезы. Основное допущение состоит здесь в том, что опыт Пятидесятницы из Деян. 2 интерпретируется в свете 1 Кор. 14, т. е. ключ к пониманию "говорения языками" в Деяниях - "говорение языками" в 1 Кор. 14. Таким образом, направление движения - от 1 Кор. 14 к более раннему опыту Деян. 2. Если же рассматривать события с точки зрения хронологии, то Деян. 2 предшествует тому, что произошло в 1 Кор. 14. На это счет двух мнений быть не может.

Никто не отрицает связи между опытом христиан в Коринфе и тем, что произошло несколько ранее в Иерусалиме. Действительно, существует связь в феноменологической, лингвистической, теологической и миссиологической основах. Однако на основе хронологической не может быть никакого сомнения, что "говорение языками" произошло изначально в Иерусалиме и было в день Пятидесятницы. Опыт языков в Коринфе случился двумя десятилетиями позже. Исходя только из этого, необходимо в исследованиях и толкованиях брать за основу дар языков из Деян. 2, т. е. наиболее раннее проявление этого опыта.

Любой исследователь, который придерживается гипотетической теории источников, вынужден прийти к заключению, что феномен языков доступного в настоящее время греческого текста Деян. 2, который текстологически надежен, следует понимать в смысле настоящих языков. Но разум сторонников означенной гипотезы никак не может вместить этот очевидный вывод ввиду принятого ими понимания 1 Кор. 14. Методологически корректнее предположить, что и деятельная попытка пересмотреть Деян. 2 происходит попросту потому, что первоначальный феномен языков не согласуется с проблематичной интерпретацией современными учеными 1 Кор. 14. В этой связи возникают серьезные методологические проблемы.

Существует апробированный временем принцип толкования Библии. Исторически корнями своими он уходит во времена Реформации и даже в новозаветные времена. Принцип этот прост: Библия толкует себя сама Он известен в истории христианства как протестантский принцип sola scriptura - только Библия. Недостаток места не позволяет нам обрисовать все древо этого герменевтического принципа. Павел рекомендует "соображать духовное с духовным" (1 Кор. 2:13). Идея заключается в том, чтобы прозревать духовное на основе вдохновенного слова знания (12:8; ср. 10:12). Петр сказал, что "никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою" (2 Петр. 1:20). Доверяющие Библии христиане на протяжении всей истории следовали тому принципу, что сама Библия должна сказать свое слово по вопросам духовным, и только она одна может быть единственным авторитетным источником в вопросах доктрины и практики. Современный писатель подтверждает, что по-прежнему Библия должна толковать себя сама, необходимо "сравнивать Писание с Писанием".

Установка на то, что Библия единственный и неповторимый "стандарт для всех учений и основание для всех изменений", в строгом смысле применима ко всему миру, она претендует быть герменевтическим ключом к пониманию Библии. Это означает, что традиция не есть основание для верного толкования Писаний. [С этой проблемой боролся еще Мартин Лютер Принцип sola scnptura противостоял католическому герменевтическому принципу, в соответствии с которым откровение, заключенное в Писании, не может быть правильно понято без традиционные толкований, даваемых отцами Церкви.] Это также означает, что и философия не предоставляет ключа к толкованию Писаний, не дает его и сравнительный подход школ истории религий, и никакой другой внешний ключ не подходит к богодухновенному Откровению. Иначе говоря, опыт, традиция, философия, наука или внебиблейские религии не определяют истинное значение Писаний. Причина тому кроется в том факте, что будучи единственным в своем роде духновенным Божественным откровением, Писание должно говорить само за себя, и это не следует возбранять. Вообще говоря, это означает, что толкование - всего лишь данная тексту свобода самому свидетельствовать за себя, это процесс его самопросветления и утверждение постижения истинного смысла. Надо позволить ему говорить за себя, тем самым извлекая написанное в очевидном его значении. Не стоит утверждать, что в каждом случае или в большинстве случаев значение библейских текстов настолько ясно, что надо отказаться от усилий и напряженного труда его понять. Писание есть Слово Божье. Оно должно само себя толковать. Есть разница между Словом Божьим и словом человека (опыт, традиция, философия, наука и т. п.). Последнее не есть ключ к содержанию Библии как Слову Божьему.

Эти герменевтические соображения утверждают рамки и истинное основание для обсуждения библейских текстов, относящихся к говорению языками. Как утверждалось выше, наше исследование строится в хронологическом порядке и в то же время идет от более прозрачного текста Деян. 2:1-13 к менее очевидным или спорным текстам в других местах Нового Завета.

Другое соображение и, возможно, наиболее важное для этих ученых заключается в том, чтобы последовать за теми слушателями, которые пришли в недоумение от опыта заговоривших языками верующих (Деян. 2:13). Это состояние недоумения используется современными учеными для того, чтобы приписать Деян. 2 описание алогичной речи, т. е. глоссолалии. Такой путь привел их к гипотезе, "что в своем современном виде Деян. 2 объединяют в себе два различных описания, из которых одно описывает начало "говорения языками" в молодой Церкви, а другое - чудо овладения иностранными языками" Но где убедительные свидетельства, что из Деян 2 13 следует вычитывать алогичный тип речи? Ни этот, ни какой другой текст Деян. 2 не сообщают о бессмысленном бормотании. Состояние недоумения в собрании при слушании людей, "говорящих иными языками", вовсе не утверждает, что их речь была алогичной

Иностранный язык для человека, им не владеющего, тем же иностранным, т. е. незнакомым языком и остается, и отнюдь не станет экстатической, лишенной смысла речью. Если кто-то, к примеру, говорил на на батийском, который полон смысла для жителя Аравии (Деян 2.11), то трудно ожидать, что этот язык понятен для тех, кто пришел из каких-либо других районов Азии. [В новозаветные времена Аравия входила в состав царства Набатийская Аравия, в то время находившегося в зените своею могущества при Арете (9 г до Р Хр -40 г по Р Хр) Столица - знаменитая Петра.]

Кто-то из присутствующих, возможно, был знаком с лидийским или владел каким-либо другим местным языком, непонятным для прочих, и так далее. Кроме того, вне всякого сомнения, в собрании находились те, кто был отрицательно настроен к христианам, выходцам из Галилеи (Деян. 2:17). [Здесь обращается внимание на тот факт, что юная Церковь в Иерусалиме состояла из учеников-галилеян, поскольку апостолы были в Галилее (Мк 3 14) Воскресший Господь предстал перед учениками не только в Галилее, но и в Иерусалиме Было известно, что у галилеян есть особенности в речи И поэтому их было легко узнать (Мф 26 73) Подчеркивая галилейское происхождение тех, кто теперь говорил на иностранных языках, наше внимание обращается на тот факт, что они наверняка не могли настолько хорошо выучить иностранные языки, чтобы они казались их родными.] Всего лишь пятьдесят дней тому назад правящая верхушка иудеев успешно осуществила свое намерение убить Иисуса. И теперь некоторые из слушателей, участвовавших в заговоре против Него, не могли не признать, что на их глазах произошло чудо Поэтому и было произнесено злонамеренное утверждение, что якобы эти люди упились молодым вином.

Нет текстуального обоснования для утверждения, что эти обвинители слышали, как ученики Христовы заговорили на экстатическом, лишенном логики языке, т е. было явление глоссолалии Если бы это была экстатическая алогичная речь, то галилеяне могли ею пользоваться как любой другой, но они никак не могли естественным образом выучиться иностранным языкам Иудеи-иностранцы, однако, сказали. "Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились" (Деян. 2:8) [Современный перевод]. Если в день Пятидесятницы не было никакого чуда иностранных языков (что противоречит свидетельству очевидцев), то в таком случае не остается ни малейшего основания для гипотезы о различных началах. Гипотезы, принятые на основании подобных допущений, не позволяют в подобного рода исследованиях достичь здравых результатов.

Разноообразные гипотезы об источниках (различных началах) некоторых ученых историко-критической школы заставляют задуматься о проблеме целостности. Поскольку упомянутые выше исследователи допускают, что происшедшее в день Пятидесятницы явление было чем-то иным, нежели связной речью, хотя ныне доступный, окончательный текст Деян. 2 несомненно описывает опыт чудесного "говорения на иностранных языках", приходится делать вывод, что Лука (или какой-нибудь его редактор) целенаправленно подменил в Книге Деяний описание известной ему глоссолалии или какой-либо иной формы алогичной речи. Мысль о том, что библейский автор намеренно исказил текст, не может нас удовлетворить. Присутствовало слишком много свидетелей, чтобы библейский писатель взялся искажать истину. В настоящее время представители большинства школ полагают, что автор Деяний - историк, которому можно доверять. Факты свидетельствуют против попытки представить Луку (или даже его редактора) недобросовестным автором. С точки зрения истории Деяния надежны.

Вопрос о существовании в Деян. 2:1-13 скрытых, но все же доступных источников был предметом многих исследований. [Дъюпонд в книге -"Источники Книги Деяний Апостолов" (с. 166) пишет: "Несмотря на весьма тщательные подробные исследования, не удалось выявить никаких источников, используемых автором Деяний, чтобы прийти к согласию между исследователями".] Против первых сторонников гипотезы источника выступил Н. Адлер, заявив, что с точки зрения лингвистики рассказ об излитии Святого Духа, в результате которого ученики обрели неотъемлемый дар иностранных языков (Деян. 2:13), целиком и полностью принадлежит Луке. Эдуард Лохсе не так давно пришел к выводу, что "литературный анализ не смог выделить из текста Луки инородный источник или источники, которые он взял за основу. Как лингвистически, так и стилистически рассказ, очевидно, полностью написан Лукой..." Можно также привести и мнение другого исследователя, не согласного с гипотезой источников. Эрнест Хинчен пишет, что Лука "не мог опереться в своей работе на какие-то ранние источники", поскольку о них нигде нет ни малейших сведений.

Неизбежно приходится признать, что гипотезы об источниках, развиваемые различными учеными историко-критической школы, в применении к Деян. 2:1-13 себя не оправдывают. Они привели к чрезвычайно противоречивым результатам и основаны на неподтвержденных положениях и допущениях. Они отражают субъективную природу историко-критического мышления.

Выводы

Давайте суммируем наши основные результаты о происхождении, природе, действии и цели "говорения языками" в Деян. 2:1-13:

1. Излитие Святого Духа в день Пятидесятницы было исполнением пророчества о сошествии Духа, данного самим Христом (Лк. 24:36-51; Мк. 16:15-17; Деян. 1:1-11; ср. Ин. 14:15-17, 25, 15:26, 16:5-11, 12-15).

2. Принятие верующими Святого Духа в верхней горнице было феноменом реальным, а не вымышленным. Это в действительности произошло и превратило только что образовавшуюся Церковь из преимущественно еврейской общины в общество последователей Учителя, состоящее из верующих со всего в то время известного цивилизованного мира.

3. Святой Дух был получен каждым индивидуально. Дар обещанного Духа был обращен не к массам как таковым, но явился даром 120-ти, которые были в верхней горнице единодушно вместе, в поиске и ожидании, когда Господь снизойдет в даре каждому из них индивидуально.

4. Видимые и слышимые знаки принятия Святого Духа означают способность верующих из верхней горницы "говорить на иных языках" (Деян. 2:4).

5. Способность "говорить иными языками" означает чудесное свойство говорить на иностранных языках, которые говорящему были прежде неизвестны и которым он не учился.

6. Цель неотъемлемого духовного дара чудесного говорения на иностранных языках заключалась в том, чтобы вооружить юную Церковь средствами возвещения Благой Вести миру.

7. Духовный дар "говорения на иностранных языках" последователям Иисуса был знамением для неверующих, что данное им (ученикам Христа) поручение исходит от Бога.

8. Дар иностранных языков был неотъемлемым, а не временным, и невоспроизводимым.

Языки в Деяниях 10

Третье место в Новом завете, где упоминается "говорение на языках", - Деян. 10. Таким об разом, читающий Деяния переходит из Иерусалима, города первого проявления дара языков среди иерусалимских евреев в день Пятидесятницы (Деян. 2:1-13) в языческий город Кесарию (Деян. 10:1, 24).

1. Историческая обстановка

Первое крещение язычников, как говорится в Деян. 10, произошло в городе Кесария. Оно было проведено вслед за обращением Корнилия, римского сотника (10:48), но только после того, как были преодолены многие трудности и барьеры, воздвигнутые иудеями между собой и не евреями.

Ангел явился Корнилию, человеку благочестивому и "боящемуся Бога" (10:2), принимавшему участие в служении в синагоге. [Боящиеся Бога были язычниками, которые поклонялись Богу, но не были интегрированы в иудейскую общину.] В глазах иудеев подобные люди по-прежнему оставались нечистыми и мирскими и в обычной жизни не могли иметь ничего общего с евреями. Поэтому евреи подобных людей за стол не приглашали, пусть даже они и боялись Бога. Нет, они были нечистыми и нечистивыми не с точки зрения еврейской Библии, Ветхого Завета, но на основании раввинских традиций, сурово отъединявших иудеев от их современников не евреев.

Ангел повелел Корнилию послать за апостолом Павлом в Иоппию. Тем временем Петр, по-прежнему находившийся в плену традиционных еврейских табу относительно не евреев, через видение был приготовлен преодолеть унаследованные иудейские (раввинские) предрассудки и войти в дом к язычнику (10:10-16). Когда Святой Дух повелел Петру пойти вслед вестникам, он послушался и вошел в дом Корнилия (10:23-25). После того, как Петр рассказал о своем опыте (10:26-29), а Корнилий поделился своим (10:30-33), апостол "отверз уста" (10:34) и произнес проповедь, исключительно соответствующую случаю. Он поведал о жизни и деятельности Иисуса до его распятия, а также о его смерти и воскресении, о Его поручении проповедовать народам (1034-43).

Петр еще проповедовал, когда "Дух Святой излился на язычников" (Деян. 10:44). Слушателями, на которых излился Дух Святой, были Корнилий, его родственники и близкие друзья (10:24). На других христиан, которые пришли вместе с Петром из Иоппы, Святой Дух излит не был.

2. Параллели между Деян. 2 и Деян. 10

Опыт "говорения языками" в Кесарии весьма важен. В нем просматриваются отчетливые параллели с опытом первых последователей Иисуса в Иерусалиме в день Пятидесятницы. Мы их перечисляем ниже:

1. Обе группы состояли из верующих. [Хотя в Деян. 10:46 специально не упоминается вопрос о вере, он неизбежно подразумевается. Петр в Деян 11:17 совершенно определенно говорит: "нам, уверовавшим в Господа Иисуса Христа", что недвусмысленно означает, что Святой Дух снизошел на язычников, когда они уверовали.]

2. Святой Дух "излился" (epepsen) на обе группы неожиданно. [Тот же самый глагол используется для описания сошествия Святого Духа в день Пятидесятницы в Иерусалиме (Деян. 11:15) и здесь, в Кесарии (Деян. 10:44).]

3. Проявление Святого Духа в обеих группах произошло в среде слушателей, "ибо слышали их говорящими языками" (10:46).

4. Обе группы говорили о Боге и его делах.

5. В обоих случаях используется выражение "говорили языками".

6. Обе группы пережили нечто, о чем услышали (akouo) другие.

7. В обеих группах люди пережили нечто новое, исходящее от Святого Духа, чего с ними прежде никогда не случалось, хотя, безусловно, Святой Дух работал над ними и прежде.

8. Обе группы находились в центральных городах, в которых проживали люди с различным языковым потенциалом.

Выражение "говорить языками" (lalounton glossais) из 10:46 несомненно идентифицируется с иными языками Пятидесятницы через слова "как и мы" (hos kai hemeis) в 10:4 7. Эта связь исключительно важна для того, чтобы отождествлять опыт домашних Корнилия (Деян. 10) с опытом дня Пятидесятницы.

В Деян. 2:11 слушавшие сказали, что они "слышали" их "нашими языками говорящих о великих делах Божьих". Эта фраза эквивалентна последующей: "слышали их говорящими языками и величающими Бога" (Деян. 10:46) в Кесарии. Взаимосвязь здесь в том, что а) в обоих опытах было "услышано" нечто особенное и б) услышанное касалось достигнутого Богом в Иисусе Христе.

В обоих группах верующие получили дар "говорения" иностранными языками в стратегически важных городах, Иерусалиме и Кесарии соответственно. Иерусалим был известным иудейским городом, в котором проживали этнические меньшинства, говорящие на иностранных языках и диалектах. В дни годовых праздников в Иерусалиме собирались люди всей еврейской диаспоры, со всего цивилизованного мира тех времен.

Кесария была римской метрополией в Иудее на берегу Средиземного моря. Город был расположен на большом караванном пути из Тира в Египет и, таким образом, был исключительным по значению коммерческим центром и центром морской торговли. Он был отдан Ироду Великому Кесарем Августом в 30 г. до Р. Хр. Ирод отстроил его как достопримечательность Востока. Смешанное население представляло греческую культуру с элементами римской. В городе также была влиятельная иудейская община.

Знание иностранных языков верующими могло помочь им в возвещении Евангелия в самой Кесарии и среди людей, чей путь лежал через эту метрополию.

3. Природа "говорения языками"

Идентичность двух проявлений языков - как в Деян. 2, так и в Деян. 10 - подчеркивается Петром как свидетелем в Деян. 11:15: "Сошел на них Дух Святый, как и на нас вначале". Обращаясь к братьям в Иерусалиме, Петр объединил эти два события. Он сказал: "Бог дал им такой же дар, как и нам, уверовавшим в Господа Иисуса Христа" (11:17). Петр был убежден, что дар иных языков верующим в Кесарии был "тем же даром" (греч. ten isen dorean) чудесного говорения иностранными языками, который он и другие верующие в Иисуса получили в день Пятидесятницы. ["Говорение на иных языках" описывается теми же словами, как и в главе II.]

4. Цель "говорения языками"

Благословение тем же даром - даром говорить иностранными языками - верующих из язычников в Кесарии служило христианам из иудеев несомненным внешним знамением принятия Богом язычников на том же основании, и в особенности явно потому, что Святой Дух излился только на верующих. [Чейз предположил, что сошествие Святого Духа в Кесарию было "Пятидесятницей языческого мира". В этом следует разобраться Несмотря на многие отчетливые параллели между происшедшим в день Пятидесятницы и опытом в Кесарии, все же дар Святого Духа в Кесарии следует за Пятидесятницей и указывает на значение Пятидесятницы в деле спасения язычников, также имеющих долю в великом поручении евангелизировать весь мир.] Сошествие Святого Духа на язычников, как отмечает Кистемейкер, "показывает, что и язычники являются частью Церкви, причем на равных с христианами из иудеев".

Дар языков означает, что и христиане из язычников, и христиане из иудеев имеют равную долю в деле евангелизации мира. Те и другие были благословлены одинаковым духовным даром, который сносит языковые барьеры и позволяет быстро распространять Благую Весть среди людей. Выводы

Из Деян. 10 очевидно следующее:

1. Барьеры, воздвигнутые иудейской традицией между иудеями и язычниками, из Церкви удалены. Святой Дух нелицеприятен.

2. На Петра и других верующих иудеев в день Пятидесятницы был излит Святой Дух, и на Корнилия, язычника, но "боящегося Бога", и на его домашних излился тот же Дух и тем же самым образом. Оба излития - одно на верующих из иудеев, другое на верующих из язычников - совпадают по употребляемой в описании терминологии для уяснения происхождения, природы и цели явления.

3. "Говорение языками" в Деян. 2 и Деян, 10 есть один и тот же дар, и оба эти случая лицезрел апостол Петр. Это чудесное владение иностранными языками с целью возвещения всем Благой Вести.

4. Святой Дух снизошел на "боящихся Бога" из числа язычников в Кесарии до их крещения, являя тем самым, что а) крещение Святым Духом и водное крещение могут сопровождать друг друга и б) обряд обрезания как таковой христианам более не нужен (тем самым обращается внимание на обрезание сердца).

5. Луке нет нужды растолковывать феномен "говорения языками", поскольку Петр сам объединяет опыт Пятидесятницы и опыт язычников в Кесарии. Оба феномена идентичны и оба они являются проявлением Святого духа в верующих. Петр свидетельствует, что в Деян. 2 и 10-11 сошествие Святого Духа есть дар идентичный.

"Говорение языками" в 19-й главе Деяний

В Книге Деяния "говорение языками" упоминается в третий и последний раз в 19:1-6. Дело происходит в одном из важнейших городов провинции Азии Ефесе. Город располагался не в Палестине, где находились Иерусалим и Кесария, а в Малой Азии (современная Турция). "Говорение языками" на этот раз проявилось в языческой миссии, которой руководил Павел. Таким образом, в 19 главе Деяний мы имеем дело с другим местом и новым миссионером.

1. Историческая обстановка

Похоже, что христианство утвердилось в Ефесе через Акилу и Прискиллу, преданных друзей Павла (Деян. 18:1-3, 1 Кор. 16:9), которым по указу императора Клавдия пришлось покинуть Рим вместе со всеми евреями (ок. 49 г. по Р. Хр.). Во время своего второго миссионерского путешествия Павел некоторое время пробыл в Ефесе (Деян. 18:18-21). Немногим ранее Святой Дух не допустил Павла пойти в Азию (Деян. 16:6), и есть достаточное основание полагать, что Павел считал Ефес важным городом с точки зрения проповеди Евангелия. Вновь в Ефес Павел пришел во время своего третьего миссионерского путешествия и пробыл там более двух лет (Деян. 19:8, 10). В это самое время и произошел случай "говорения языками".

Ефес был важным городом в античном мире. Он даже превзошел по статусу город Пергам, когда римляне сделали его столицей провинции Азии. Это был самый важный город провинции на западном побережье той местности, которая известна сегодня как азийская Турция. Ефес был расположен на берегу реки и стоял на перекрестьи двух дорог: одна шла вдоль берега моря с юга на север, другая вела на восток к Лаодикии и во Фригию, где находилась писидийская Антиохия. Ефес был ведущим коммерческим центром, всего в трех милях от города находился большой порт. Когда-то море подходило к самому Ефесу, но во времена Павла песчаные наносы отрезали кораблям путь к городу. Поскольку именно в Ефесе оканчивались караванные пути из Азии, он был центром экспорта и естественным портом для римских кораблей. Город славился культом Дианы (Деян. 19:27, 35), но и культ императора не был в пренебрежении. Богиня Артемида, которую римляне называли Дианой, была божеством, покровительствующим диким животным и природе, она была богиней плодородия и чадородия. Артемида, или Диана, была анатолийской Magna Mater, Великой Матерью, столь же известной, как Кибела, богиня плодородия и плодоношения. Храм Артемиды был наиболее величественным зданием в Ефесе. Как сообщают источники, потребовалось около 120 лет, чтобы его построить. Его разрушали и восстанавливали семь раз. Это было одно из семи чудес света. Храм украшали 127 колонн, изображавших царей, каждая имела 60 футов высоты. Размеры храма - 425 х 225 футов. Поклоняющиеся стекались и несли свои пожертвования со всей Малой Азии и даже из более отдаленных районов. Вторым по значению строением в Ефесе был амфитеатр, на 66 рядах которого могло разместиться около 24 тысяч зрителей. Размеры сцены - 115 х 70 футов. Во времена Павла население города составляло около 200 тысяч человек. В Ефесе, как сообщает Иосиф Флавий, находилась большая община евреев. Город имел стратегическое значение как торговый, политический и религиозный центр древнего мира.

2. Ефесские "ученики", христианское крещение и Святой Дух

Во второй раз Павел прибыл в Ефес приблизительно в 54 г. по Р. Хр., после того как побывал в галатийских церквях. Здесь он встречает двенадцать "учеников" (Деян. 19:1, 7). [X. Рамсай полагает, что Павел появился в Ефесе в начале октября 53 года. Эта дата, осень 53 года, также указывается Г. Кейс-дом. Есть также другие исследователи, как, например Г. Огг, и многие другие, которые указывают на осень 54 года.] Интересно само слово "ученики", поскольку эти двенадцать человек были крещены "во Иоанново крещение" (Деян. 19:3). Обычно слово "ученик" Лука употребляет по отношению к верующим-христианам. Уже потому, что Павел спросил их, приняли ли они Дух Святой, когда "уверовали", видно, что он считал их верующими. Разумеется, они были верующими, только познания их еще не обрели полноты.

Эти христианские братья покуда ничего не знали о Святом Духе (19:3). [Многие комментаторы утверждают, что греческое слово mathetes, "ученик", инвариантно означает "христианин".] Очевидно, это произошло после того, как Павел спросил их, приняли ли они Святой Дух "уверовавши" (19:2). [Эта фраза - перевод греческого аористного причастия pisteusantes которое есть "одновременное аористное причастие", которое "доктринально важно". Соответственно идея заключается в том, что Святой Дух сойдет на них, когда они уверуют и примут крещение Взаимосвязь между принятием Духа Святого и уверованием видна не во всех переводах. Робертсон поясняет, что "два аориста указывают на один определенный случай", что аористическое причастие pisteusantes выражает "одновременное действие". Эти грамматические и синтаксические соображения противоречат пятидесятническому учению о "втором благословении". См. Hoekema. "What About Tongue-Speaking?", p. 66; M. F. Unger. "New Testament Teaching on Tongues" (2nd ed.; Grand Rapids, Mich., 1972), pp. 68-73.] Когда эти люди показали свою полную неосведомленность о действии Святого Духа, Павел так же поинтересовался, во что они крестились. Движение мысли отчетливое, потому что в Новом Завете, как отмечают Касеманн и Норрис, "всякий, кто крещение не получил, к общине не принадлежит". Ефесяне ответили, что крестились "во Иоанново крещение" (19:3). Павел начинает объяснять взаимосвязь Иоаннова крещения и христианского (19:4). Иоанново крещение предваряет Христово, Христово же крещение несет в себе те победы, которые достиг Спаситель Своей жизнью, смертью и воскресением. Так Павел ввел "учеников" в полноту веры в Иисуса Христа. Двенадцать верующих внимательно слушали Павла, и Благая Весть стала им ясна. Евангелие проникло в их сердце. Верой приняли они слово спасения и были крещены.

Полагаясь на наставления Павла, эти верующие братья восхотели принять единственно верное крещение. Это - истинное крещение "во имя Господа Иисуса" (19:5). [Назвать это "единственным известным в Новом Завете случаем повторного крещения" было бы, наверное, чересчур опрометчиво. Иоанново крещение было, несомненно, крещением через погружение, но отнюдь не крещением приятия. Крещение, которое преподал Павел, не было "повторным крещением" кого-то, кто уже был прежде крещен во имя Иисуса. Для "учеников" это было первое христианское крещение. Неправомочно говорить о повторном крещении, потому что первое по своей сути не было крещением в Иисуса.] Как справедливо замечает Кистемейкер, "крещение Иоанново указует на Христа, крещение же во имя Христа открывает совершенное Им". После крещения Павел возложил на них руки и "нисшел на них Дух Святый" (19:6). Есть нечто общее между возложением рук апостолом Павлом на двенадцать учеников из Ефеса и возложеним рук на обращенных самарян Петром и Иоанном (Деян. 8:17). Возложение рук было не только символом крещения Святым Духом, но и знамением того, что приявшие Духа получили поручение евангелизировать мир. Подобно тому как Иерусалим стал центром распространения Евангелия (Деян. 1:8; 2:1), так и верующие из язычников были привлечены к миссионерской работе в Кесарии в Иудее (Деян. 1:8; 10:46), а впоследствии это движение распространилось и на Самарию (Деян. 1:8; 8:13), где к нему присоединились верующие самаряне.

Именно событию в Ефесе, пишет Лампэ, предстояло стать "поворотным моментом в истории миссионерства", посредством дара Святого Духа двенадцати только что крещенным ученикам. Под водительством Святого Духа христианская миссия распространялась, как о том пророчествовал Воскресший Господь, от Иерусалима в Иудею, Самарию за ее пределы (Ефес) и так до края земли (Деян. 1:8) В различных важнейших центрах древнего мира (Иерусалим, Кесария, Ефес) Святой Дух был явлен особенным образом. Это движение в деле евангелизации мира демонстрирует в Книге Деяния направленность действия Святого Духа. Ф. Ф. Брюс особо отмечает, что Ефес - "новый центр миссии для язычников".

Существует еще одна связь между сошествием Святого Духа в Ефес (Деян. 19:1-7) и Его явлением прежде в других местах. Первый случай, когда Святой Дух сошел на верующих из язычников (на самарян), был связан с деятельностью апостола. [В крещении Святым Духом верующих из Самарии соучаствовали Петр и Иоанн. Обращенные самаряне, однако, были сродни иудейской вере, чем нельзя сказать о римском центурионе Корнилии, который был настоящим язычником, хотя и "боялся Бога".] Подобно тому, как через Петра Святой Дух сошел на Корнилия, его домашних и друзей (Деян. 10:44-46), так и через Павла Святой Дух сошел на двенадцать христиан из Ефеса (Деян. 19:1). [В словах Луки просматривается желание провести параллель между служениями Павла и Петра. Сравните слова о Павле - Деян. 13:6, 14:8, 16:18, 16:25, 20:9 и о Петре - 8:18, 3:2, 5:16, 12:7, 9:36.] Эту взаимосвязь излитая Святого Духа с апостолами, отмечает Кистемейкер на 681 странице своей книги "Деяния": "Четыре случая излития Святого Духа, описанные в Книге Деяния, засвидетельствованы апостолами: в Иерусалиме - Двенадцатью, в Самарии - Петром и Иоанном, в Кесарии - Петром и в Ефесе - Павлом".

Необходимо отчетливо осознавать, что Святой Дух в Кесарии был дарован без возложения рук. Из Книги Деяния становится очевидным, что Святой Дух может быть дарован иначе (Деян. 2:1,9:10, 10:46). [В книге Брюса "Деяния апостолов", с. 182, сноска 35 перечислены авторитеты, которые полагают, что возложение апостольских рук необходимо для передачи дара Святого Духа. Эта точка зрения корректно критикуется Лэптом в книге -"Печать Духа", с. 69.] Нет никакого указания на то, что все верующие в Ефесе обрели Дар Святого Духа, когда Павел возложил на них руки. Таким образом, учение о том, что Святой Дух может сойти только через возложение рук, не является библейским. Более того, в Новом Завете отсутствует указание на то, что принятие Святого Духа проявляется непременно в "говорении языками".

3. "Говорение языками" и дар пророчества

Внешние проявления принятия Святого Духа в Ефесе те же самые, что и в Кесарии и Иерусалиме: получившие Духа Святого "стали говорить языками и пророчествовать" (Деян.19:6). [В NEB во фразе "в экстазе они говорили языками и пророчествовали" слово "экстаз" - чистой воды фантазия и его значения нельзя найти ни в одном из известных манускриптов. Это толкование не имеет под собой текстологического обоснования. В переводе, известном как TEV (или Библия Благой Вести), это место звучит так: "они говорили на непонятных языках и также возвещали весть Божью". Слово "непонятных" не обнаружено ни в одном греческом тексте. Последняя фраза "и также возвещали весть Божью" опять-таки не более чем свободное литературное переложение слова "пророчествовали". И NEB, и TEV - примеры динамических переводов, которые не стремятся к подстрочнику, но применяют смысловой принцип перевода и не претендуют на буквальность.] То же самое слово "говорить" встречалось в Деяниях несколько ранее, также в связи с языками. Использована имперфектная форма греческого глагола lalein. Эта форма говорит о том, что Лука хотел подчеркнуть продолжительность или долготу, долговременность действия этого дара. В Ефесе опыт говорения не был одномоментным, разовым. Обретшие дар получили его для продолжительного пользования. Это был постоянный дар, идентичный описанным во 2-й и 10-й главах Деяний.

И вновь "языки" - это множественное число от обычного греческого слова glossa, которое мы уже встречали в Мк. 16:17, Деян. 2:4, 11; 10:46. [Здесь употреблен элипсис определения heterias (иные), так же как и в Деян 10:4. Определение heterias почти не подтверждается при изучении древних рукописей как в Деян. 10 46, так и в 19:6.] Сподвижник Павла, Лука, описал ниспослание дара иных языков теми же словами, которые он употребил, описывая происшедшее в день Пятидесятницы в Иерусалиме и впоследствии в Кесарии. Несомненно, он хотел, чтобы его читатели поняли, что дар в этих трех городах - Иерусалиме, Кесарии и Ефесе - один и тот же, а именно: чудесное обретение дара говорить на иностранных языках. Этот вывод основывается на контекстуальных, исторических, лингвистических и феноменологических свидетельствах.

Назначение дара - возможность нести евангельскую весть в Ефес и Малую Азию. Как было отмечено выше, Ф. Ф. Брюс, авторитетный исследователь Книги Деяния, заключает, что Ефес отныне становится центром возвещения вести для язычников.

Вторым аспектом зримого знамения принятия Духа Святого было оберетение способности "пророчествовать". Этот новый аспект чрезвычайно важен по ряду причин: в Деян. 19:6 впервые в Новом Завете эти два духовных дара - "говорение на языках" и пророчествование - упоминаются вместе в связи с церковью, в которой напряженно трудился Павел. Немедленно возникает ассоциация с 1 Кор. 14, где Павел говорит и о языках, и о проявлении пророческого дара.

Однако было бы ошибочным полагать, что языки и пророчествование связаны исключительно с личностью Павла, и тем самым Деян. 19 и 1 Кор. 14 несколько изолированы от других мест Нового Завета, где речь идет о "говорении на языках". Выше уже отмечалось, что суть описываемого в Деян. 10:46 - "прославление Бога". Последнее идентично возвещению о "великих делах Божьих" в Деян. 2:11. Подобно тому, как Деян. 10:46 соотносится с чудом иностранных языков в Деян. 2, так и "пророчествование" (epropheteuon) в 19:6 взаимосвязано с двукратным упоминанием "пророчествования" в Деян. 2:17, 18. [Это имперфектная форма греческого глагола, что указывает на продолжительную природу этого дара.]

Показав связь пророчествования и возвещения дел Божьих, явленных во Христе, в различных частях Книги Деяния, нам остается постичь смысл, вкладываемый в слово "пророчествовать". Можно принять в расчет ту идею, что близкое расположение феноменов "говорения языками" и пророчествования в Деян. 19:6 следует понимать в смысле их идентичности.

Эта идея - несмотря на то, что ее отстаивают многие, - сомнительна. 1 Кор. 1:28-30 и 14:1-5 четко их различает и нет оснований полагать, что эти два дара в сущности один и тот же дар. Лука говорит о двух дарах Святого Духа, а именно: о даре иных языков и даре пророчествования. Оба эти дара независимы в новозаветном перечне духовных даров. Их не следует отождествлять друг с другом и представлять их как один дар.

Другое предположение, которое следует хотя бы упомянуть, заключается в том, что суть пророчествования состоит в пророческом экстазе. Но в Новом Завете нет никаких данных, позволяющих полагать, что "пророчествование" включает в себя экстатическое поведение. Такие места Писаний, как 1 Кор. 12-14 и 2 Петр. 1:21, показывают, что христианское пророчествование имеет неэкстатическую природу. В Деяниях "на языках" говорили вовсе не в экстазе.

Можно заключить, что Бог через Святого Духа в даре "пророчества" дает верующим во Христа слово откровения, которым они возвещают Благую Весть в силе и покаянии. Из Книги Деяния, как отмечает Кистемейкер, мы узнаем, что "христиане, которые были исполнены Святым Духом, свидетельствовали об Иисусе Христе".

4. Приводит ли крещение духом к глоссолалии?

Рассмотрев все те случаи, где в Деяниях упоминаются иные языки, мы вправе задать следующий вопрос: действительно ли глоссолалия непременное следствие крещения Святым Духом? Ведь именно это утверждают в наше время пятидесятники, неопятидесятники и харизматы. Во-первых, мы увидели, что в Книге Деяния не описывается глоссолалия в современном ее виде, т. е. как бессмысленный поток звуков. Во-вторых, крещение в Ефесе было крещением во имя Иисуса Христа, а не во имя Святого Духа. Вслед за крещением Павел возлагает руки на только что крещенных, и они получают Духа Святого. В результате верующие обретают и дар иных языков, и дар пророчества. Таким образом, теперь ясно, что неоправданно полагать, будто крещение Духом проявляется только в глоссолалии. Крещение Духом, если оно истинно, должно проявляться и в даре языков, и в даре пророчества. Почему же в наши дни "работает" лишь один дар? С другой стороны, в Деян. 19 есть знамение истинного обращения. Крещение же - водой. В-третьих, в Книге Деяния сообщается, что множество людей при различных обстоятельствах были крещены без обретения дара языков. Нам вспоминаются 3 000 присутствовавших в день Пятидесятницы (Деян. 2:41), евнух из Ефиопии (Деян. 8:38-39), сам Павел в Дамаске (Деян. 9:18), Лидия и ее домашние (Деян. 16:15) и тюремный страж в Филиппах со своими домашними (Деян. 16:33).

И, наконец, были люди, исполнившиеся Духа Святого, о которых не сказано, что они заговорили на языках, например, Петр перед синедрионом (Деян. 4:8), Стефан перед синедрионом (Деян. 7:55), апостол Павел в момент противостояния Елиме (Деян, 13:9).

Выводы

Если все коротко обобщить, то духовный дар "говорения языками" имеет следующие черты:

1. Дар языков проявился в Ефесе, наиболее стратегически важном городе Азии, аналогично тому, как он проявился прежде в Иерусалиме и Кесарии. Каждый из этих городов был центром евангелизации и миссионерства.

2. Дар языков был видимым внешним знамением принятия Святого Духа.

3. Дар языков нисшел через апостола Павла, подобно более ранним случаям нисхождения Духа Святого через Петра и Иоанна (Деян. 8:14, 10:45). Это объединяет трех лидеров ранней Церкви.

4. Дар языков - чудесный дар, обретя который, верующие начинают говорить на иностранных языках.

5. Духовный дар "говорения" на иностранных языках неотъемлем, постоянен.

6. Дар языков дается не каждому верующему. В Ефесе были и другие христиане, которые этого дара не обрели.

7. Цель духовного дара - дать возможность обретшим его евангелизировать город и удаленные от него районы.

8. Духовные дары языков и пророчеств сопровождали друг друга, подобно тому, как описано в Деян. 2 и 1 Кор. 14.

Эти характеристики являют слияние идей, концепций и мотивов в единую цепь, соединяющую различные места Писаний, описывающих проявление дара языков в Книге Деяния.

"Говорение языками" в 1 Кор. 12-14

Ранее наше внимание занимали следующие места Нового Завета: Мк. 16:17, Деян. 2:1-14, 10-11 и 19:1-6. Осталось еще лишь одно место, в котором речь идет прежде всего о "говорении на языках". Оно находится в 1-м Послании Павла к Коринфянам, в главах 12-14. Это место необходимо тщательно и скрупулезно исследовать. Именно по поводу него существует наибольшее число разногласий об истинном смысле интересующего нас выражения.

Обычно пятидесятники, христиане-харизматы утверждают, что 1 Кор. 14 - ключ к пониманию современной глоссолалии. Они предполагают, что в 1 Кор. 14 Павел описывает некую форму экстатической речи, лишенной смысла, исходящей от Духа Святого, непонятной и для говорящего, и для слушающих, и именно поэтому нужен переводчик. Если же переводчика нет, то предполагается, что "говорение языками" в 1 Кор. 14 можно практиковать в одиночестве - как форму молитвы, которую Бог понимает. Некоторые классические пятидесятники считают, что "говорение языками" из 1 Кор. 14, в сущности, не более редко, чем употребляемый человеческий язык, диалект, на котором хоть мало и немногие, но где-то все-таки говорят. Однако все возрастающее число теперешних пятидесятников и харизматов признают на основании нынешних лингвистических и иных исследований современной глоссолалии, что библейский феномен правильней понимать как язык ангельский как на доказательство в пользу последней точки зрения они отчасти указывают на 1 Кор. 13:1. [См выше 1-ю главу, где приводятся подробности этих современные исследований.]

Есть другой основной подход толкования библейских сведений о "говорении на языках". Толкователи современной либеральной традиции прогрессивной школы, то есть ученые, которые пользуются историко-критическим методом толкования, видят в 1 Кор. 14 описание алогической экстатической речи, предположительно известной в античные времена как глоссолалия. Это обычно делается в согласии с так называемым методом "истории религий", в котором сведения об античных языческих религиях используются как основа для толкования, но без объяснения библейского феномена "говорения языками". Это означает, что ученые, приверженцы избранного ими метода, не объясняют Библию самой Библией. Они толкуют события, описанные в Библии (относительно "говорения на языках"), на основе реконструированного контекста социокулътурных феноменов окружающего античного мира.

Существует в настоящее время и третья, весьма распространенная точка зрения. Она находит широкую поддержку среди богословов, начиная со времен отцов Церкви и через деятелей -Реформации, включая Кальвина и других реформаторов, - вплоть до начала XX в. И в настоящее время ее отстаивают методами, во многом подобными описанным выше, но исследователи при этом утверждают, что они придерживаются того высокого принципа, что Писание следует толковать самим Писанием. Эти толкователи считают, что в 1 Кор. 12-14 речь идет о подлинном духовном даре "говорения" на существующих иностранных языках, которых прежде говорящие не изучали. В 1 Кор. 12-14 они видят критику практики неправильного использования истинного духовного дара с целью собственного возвеличивания и выгоды. Они полагают, что речь идет не о вкравшейся в Церковь языческой практике, как таковой, но, главное, что Павел пытается наставить коринфян, дать верное направление истинному духовному дару Святого Духа во имя построения Церкви как тела Христова. Предполагается, что в коринфской церкви, в собрании святых, некоторые христиане, которые получили чудесный дар говорить иностранными языками, использовали его во время собрания одновременно, при этом не беспокоясь, что пользуются им не с той целью, не для возвещения Благой Вести неверующим, для чего прежде всего этот дар и был дан. Одновременная речь сразу нескольких человек производила на неверующих впечатление, что владеющие даром языков сумасшедшие. Пытаясь это исправить, Павел указывает, что каждый дар дается для построения и укрепления церкви, а не ради эгоистических корыстных целей. Тем самым он предлагает правила поведения и порядка и замечает, что когда нет переводчика, который мог бы перевести эти языки тем, кто их не понимает, для их же пользы, тогда владеющие даром языков должны молчать. С помощью дара можно общаться с Богом и внутренне, про себя.

Разнообразие мнений среди ученых и верующих требует того, чтобы мы внимательно рассмотрели, что же Павел имел в виду на самом деле. Тот факт, что Павел в точности не определил, что он подразумевал в 1 Кор. 12-14 под "говорением языками", ставит читателей этих глав перед необходимостью тщательно и корректно вчитаться в это важное место Писаний.

Неверно рассматривать 1 Кор. 14 изолированно от предыдущих двух глав того же Послания и от феномена "говорения на языках", описанного в других местах Нового Завета. Особое внимание также следует уделить схожим моментам в эллинистических языческих религиях, на которые современные исследователи часто указывали и которые широко использовались для толкования феномена языков в 1 Кор. 12-14

1. Историческая обстановка

Чтобы достичь необходимой степени ясности в этой напряженной дискуссии относительно 1 Кор. 12-14, прежде всего необходимо попытаться сориентироваться в общей исторической обстановке в самом Коринфе и находившейся там христианской общине. Особенно интересно, что "говорение языками" вновь появляется в еще одной важной метрополии новозаветней эпохи. Коринф расположен в Европе. Это был один из известнейших греческих городов античности. Коринф был столицей римской провинции Ахайя. Тем самым город становился в один ряд с Ефесом, Кесарией и Иерусалимом - как четвертая метрополия, в которой, в соответствии с текстом Нового Завета, были явлены "иные языки". Коринф занимал ключевое положение на торговом пути между северной Грецией и Пелопоннесом, а гавани Лехаеума на западе и Кинхреи на востоке позволили ему стать центром средиземноморской торговли. Морская торговля принесла городу процветание и роскошь. Коринф стал символом сексуальной распущенности.

За много столетий до Павла, как повествует Страбо в седьмом томе своей "Географии", в городе был сооружен храм Афродиты, в котором прислуживали 1000 женщин-рабынь, занимающихся "священным" развратом. В 46 г. до Р. Хр. Юлий Цезарь заново основал Коринф как римскую колонию. Жители города стали римлянами, но, видимо, в большинстве своем это были вольноотпущенники из Италии, а также греки с левантинцами и евреи. Разнообразие групп населения привело к сосуществованию самых разнообразных религий и культов. В Коринфе было множество святилищ иноземных божеств, например, Изиды и Сераписа, как рассказывается в статье X. С. Робинсона "Раскопки древнего Коринфа". Особой популярностью пользовался храм Аполлона. Я несколько раз побывал в Коринфе и видел развалины этих храмов. Поистине впечатляющее зрелище.

Павел оказался в Коринфе во время своего второго миссионерского путешествия (ок. 51-52 гг. по Р. Хр.).

Там он провел восемнадцать месяцев, в течение которых основал церковь (Деян. 18:1-18). В дальнейшем в Коринфе успешно трудился Аполлос (Деян. 18:24, 27, 19:1, 1 Кор. 3:4). Когда Павел уже покинул Коринф, возник ряд доктринальных и этических проблем. В то время как Павел осуществлял служение в Ефесе (ок. 54-57 гг. по Р. Хр.), он получил от "домашних Хлоиных" (1 Кор. 1:11) известие, что в Коринфской церкви стали усиливаться сепаратистские тенденции. Кроме того, Коринфская церковь обратилась к Павлу с письменной просьбой разъяснить некоторые вопросы (1 Кор 7:1).

Павел последовательно отвечал на эти вопросы, каждый раз начиная с вводной фразы: "А о чем вы писали ко мне", которая встречается в 1 Кор 7:1, 7:25, 8:1, 12:1, 16:1 и 16:12. Обсуждались проблемы брака и развода (7:1-40), посвященной идолам пищи (8:1-13), духовных даров (12:1-14:40), сбора пожертвований для Иерусалима (16:1-4) и Аполлоса (16:12). Письмо это, 1-е Послание к Коринфянам, Павел написал, видимо, весной 57 г. [Это наиболее признаваемая дата, в том числе она приводится в Библейском Словаре под редакцией Хорна, с, 224, а также в кнше Д Гатри "Послания апостола Павла, введение в Новый Завет" (2-е издание, Лондон 1963) Недавно С Л Барретом в работе "Первое послание к Коринфянам" (Нью-Йорк, 1968), с 8, была предложена более ранняя дата "начало 54 или даже, возможно, 53-й год", а Конзелманн в работе "Послания к Коринфянам", ( 16, сноска 31, дает весну 55 f; Брюс в "1 и 2 Коринфянам", с 25 говорит, что речь идет "вероятно, о 55 г н a ".]

Похоже, что и в 1 Кор. 7-16 Павел отвечает на вопросы общины, хотя и не использует упомянутую вводную фразу.

2. Обзор 1-го Послания к Коринфянам 12-14

Для правильного понимания вопроса языков в 1-м Послании к Коринфянам следует иметь в виду, что в Коринфской церкви встал вопрос о духовных дарах в целом (1 Кор. 12-14) На него-то в первую очередь Павел и пытается ответить. Именно пытаясь решить эту общую проблему, Павел и оценивает дары Святого Духа (12:31). Хотя мы не знаем точную формулировку заданного Павлу вопроса, можно предположить, что он касался сравнительной ценности духовных даров (12:28), в особенности соотношения между дарами пророчества и "говорения языками" (14:1-40). Итак: 1. 1 Кор. 12. Вводная часть Послания (1 Кор. 12-14) начинается с обозначения собственно предмета обсуждения, т. е. "духовных даров" (12:1), заканчивается объяснением того, что именно "говорящий Духом Божьим" человек может сказать (12:3). [Д. Л. Бейкер в комментарии на 1 Коринфянам 12-14 пишет: "5 12-1 ton pneumatikon иногда переводили как "духовные люди", но чаще как "духовные дары", и хотя оба варианты возможны, смысл 14:1 и параллелизм с charismata (особ. 12:31) делают последний вариант более предпочтительным".] Павел немедля начинает говорить об источнике и смысле "говорения". Происходит оно от Святого Духа. Хотя "говорение на языках" прямо не обозначено типичной терминологией, нет сомнения, что именно это Павел и имел в виду. Когда Павел говорит о языческом прошлом коринфских верующих, а именно об идолопоклонстве в языческих культах, он использует глагол "ходили" (12:2). Единогласия по поводу подразумеваемого здесь смыслового содержания не существует. Есть мнение, что имеется в виду власть идолов над коринфскими верующими в их прежней языческой жизни. Они были порабощены идолами.

Некоторые толкователи хотели бы видеть тут намек на экстаз и энтузиазм, поскольку-обычно экстатический энтузиазм приписывали различным языческим культам. Ныне известно, что "говорение на языках" или глоссолалия, как мы уже выяснили ранее, в античных культах не практиковалась (к этой теме мы еще вернемся). Таким образом, сомнительно, чтобы Павел столь тщательно рассматривал что-либо подобное. Важно отметить, что не существует свидетельств об экстатических явлениях в языческих культах, сходных с феноменами современных нехристианских (и христианских) религий. Павел различает подлинный дар Святого Духа и феномены языческих религий.

Далее, в 1 Кор. 4-7 Павел говорит о триедином источнике всех духовных даров: Духе - Боге - Иисусе (Отце, Сыне и Духе). Здесь Павел впервые формулирует этот общий принцип. Все духовные дары должны исходить от этого триединого источника, а если не так, то им нет места в коринфской общине. Цель духовных даров в Церкви - "на пользу" (12:7). Ни один дар не предназначен для извлечения личной выгоды, все дары предназначены для "общего блага" всех верующих (ср. 1 Кор. 6:12, 10:23). Павел опять с особой силой возвращается к этому в 1 Кор. 14, где он вновь и вновь подчеркивает, что все духовные дары должны служить "устроению", а не самоутверждению. [Конзелманн в работе "Der ente Korinther" на с. 246 правильно отмечает, что в 1 Кор. 14:7 сделано особое ударение на слова "бездушные вещи".]

В 1 Кор. 12:8-11 Павел перечисляет девять форм проявлений Святого Духа. Тема - множественность даров (charismata) одного Святого Духа. Два последних духовных дара - "разные языки" и "истолкование языков". Может, Павел сказал о них в конце, потому что коринфяне почитали "языки наивысшими из даров"? Или он упомянул "языки" последними, поскольку это наименее важный из духовных даров? Затем Павел останавливается на теме единства тела Христа, несмотря на социальные и иные различия и род служений членов в церковном теле (1 Кор. 12:12-31). Он дает восемь примеров дарований, замечая, что каждый из нас одарен особым даром. Интересно, что вновь "разные языки" (12:28) и "истолкователи" как девятый пример (12:30) упоминаются только в конце. [Истолкователи "языков" в этом перечне не упоминаются, но они есть в 12:30.] Эту часть послания Павел заключает призывом к верующим ревновать о "дарах больших" (12:31). Это те дары, которые находятся во главе списка и особо выделены числами: "во-первых... во-вторых... в-третьих" (12:28). Главная мысль ясна. Павел пытается показать коринфским верующим, что тот дар, который они полагают наибольшим, а именно "говорение на языках", в действительности далеко не самый важный. Павел задает семь вопросов (12:29, 30), чтобы утвердить в сознании коринфян принцип разнообразия духовных даров среди верующих, подчеркивая особо единый источник их происхождения. Он также показывает несостоятельность мнения, что якобы все исполнившиеся Святым Духом непременно должны это являть в "говорении иными языками".

Необходимо отметить, что из четырех новозаветных перечислений духовных даров дар языков упоминается только в двух (1 Кор. 12:10, 12:28,30) и оба раза в конце. И, наоборот, единственный духовный дар, который во всех четырех списках стоит во главе, это дар "пророчества" (Рим. 12:6, 1 Кор. 12:10, 12:28, Еф. 4:11). В одном списке дар пророчества находится на первом месте (Рим. 12:6), в двух - на втором (1 Кор. 12:28, Еф. 4:11) и еще в одном - в середине (1 Кор. 12:10). Упоминание в первую очередь дара пророчества, а даров иных языков и толкования - в заключении вряд ли случайно; несомненно, это обдуманное намерение Павла найти в ряду духовных даров соответствующее место для дара иных языков в деле устроения Церкви.

2. 1 Кор. 13. В 1 Кор. 13 Павел показывает путь наипревосходнейший. Суть его - в "любви". Эта любовь - agape. Это наилучший вид любви, это любовь, которая была явлена Отцом, когда Он отдал Сына Своего единородного (Ин. 3:16).

В первой части Послания к Коринфянам, 13 подчеркивается первостепенность любви (13:1-3), в середине - необходимость любви (13.4-7), а последняя часть свидетельствует о вечности ее существования (13:8-13). В контексте даров Святого Духа разного предназначения Павел особо отмечает, что благодать любви есть "плод Духа" (Гол 5.22-23). Ее отсутствие невозможно компенсировать пусть даже очень яркими проявлениями иного духовного дара. Плод любви дается Святым Духом (Рим 5:5). Он даже важнее, чем "пророчества", не говоря уже о "языках" (1 Кор. 13:1). Пророчества прекратятся и языки умолкнут, но любовь останется навсегда.

3. 1 Кор. 14. Павел подводит итог размышлениям о любви словами из 1 Кор. 14:1: "Достигайте любви". Далее в 1 Кор. 14 речь идет о духовных дарах пророчества и языков, при этом выражается надежда, что верующие о духовных дарах будут "ревновать" (14:1). Павел намеренно поставил пророчества выше языков.

1 Кор. 14 может быть разделено на две основные части. В первой части речь идет о даре пророчествования и о языках (14:1-25). Вторая часть (14:26-40) учит надлежащему порядку во время христианских богослужений. В этой главе яснее всего выражено учение Павла о языках. Сейчас мы обратим наше внимание к изучению этих вопросов в 1 Кор. 14.

Основываясь на знаниях, полученных при изучении контекста этого наставления Павла, мы приготовились обсудить, что думает сам Павел о "говорении на языках" в этой вызывающей множество разногласий главе. В 1 Кор. 12-14 нет указаний на то, что феномен "говорения на языках" в Коринфе сатанинского происхождения. Павел включает "языки" в число духовных даров, которые исходят от Духа Божьего. Обратите внимание, что обсуждая проблему, Павел 23 раза упоминает слово "язык" или "языки". [1Кор 12 10а, б, 28, 30, 13 1, 8, 14 2, 4, 5а, б, 6, 9, 13,14, 18, 19, 23, 26, 27, 39.]

3. Используемая в современных переводах терминология для описания "говорения на языках"

Английские переводы, так же как и переводы на другие современные языки, отражают сложность темы "говорения языками" в 1 Кор. 14. Мы обнаруживаем, что переводчики включают в текст слова, которых в подлиннике нет, и что они для одного и того же греческого слова используют в переводе различные слова. Есть и другие варианты. Они заслуживают нашего внимания.

Прилагательное "неизвестные", которое мы встречаем в 1 Кор. 14:2, 4, 14, 19, 27 (перевод короля Иакова), не имеет основания в подлинных греческих текстах. Оно введено переводчиками. Поэтому совершенно справедливо это прилагательное исключено из следующих переводов: NKJV, NARB, RRV, NRRV.

В новой Английской Библии (NEB) слово "языки" подменено "экстатической речью/языком" (1 Кор. 12:10, 28; 14.6, 9, 13, 19, 26, 27, 39), "речью/языком экстаза" (1 Кор 12:30; 13:8; 14:2, 4, 5а, б, 23). Точно также для слов "экстаз" или "экстатический" в текстах подлинников основания нет. Эти термины есть более чем сомнительные интерпретации слова "язык(и)".

В Иерусалимской Библии (JB) иная вариация. В каждом случае, когда в греческом встречается слово "язык(и)", в Иерусалимской Библии употребляется словосочетание "дар языков". Таким образом, слово "дар" привнесено извне и, таким образом, теряется различие между единственным числом слова "язык" и множественным числом словосочетания.

Библия Благой Вести, именуемая еще Английским переводом Сегодняшнего дня (TEV) и имеющая аналоги в других современных языках, также содержит в себе слово, которое не содержится в подлинниках. Каждый раз в 1 Кор. 14 перед словом "язык(и)" появляется прилагательное "незнакомые". Это слово придает вопросу оттенок, который Павел, возможно, хотел, а возможно, и не хотел придавать. Оттенок этот определяется толкованиями современных ученых. К этому действию нет оснований в исходном греческом тексте, и необходимо осознавать, что это толкование переводчиков.

В Новом Международном переводе (NIV) в 1 Кор. 14 слово "язык(и)" используется последовательно, но в сноске дается вариант "иной язык" в ст. 2, 4,13, 19, 26,27 и "иные языки" в 14:5, б, 18, 22, 23 и 39. Эти альтернативные прочтения слова "язык(и)", как пишет Роберт Гандри в работе "Дар языков", "подводят читающего к мысли, что "говорение языками" суть речь на предсказуемых человеческих языках, а не речь алогическая и экстатическая".

В Новом Пересмотренном Стандартном переводе (NRRV) употребляется существительное "язык(и)" во всех случаях, когда в Деян. 2 в оригинале встречается слово glossa, "язык(и)". В 1 Кор. 1, однако, в NRRV употребляется слово "язык(и)" всякий раз, когда это слово встречается в греческом тексте. У неосмотрительного читателя может создаться впечатление, что в подлиннике Деян. 2 и 1 Кор. 14, возможно, используются два разных слова. Этот перевод оставляет впечатление, что в Деян. 2 и 1 Кор. 14 речь идет о двух различных дарах, меж собой не связанных.

Интересно, что в пересмотренной Немецкой Библии, известной как Elberfelder Bibcl (издана в 1986 г.), которая пользуется репутацией наиболее буквального и соответствующего подлиннику из доступных на немецком языке переводов, в 1 Кор. 12-14 в каждом случае употребления греческого glossa используется слово "язык(и)" (нем. Sprache(n)). Иными словами, для этого перевода дар языков 1 Кор. 12-14 - истинный язык.

Эти примеры вариаций в современных переводах, когда вводятся не содержащиеся в подлиннике термины или же заменяются одни слова на другие, показывают, что текст 1 Кор. 14 проблематичен. Поэтому с методологической точки зрения было бы неверно толковать новозаветный феномен "говорения языками" с позиций очевидно сложного текста 1 Кор. 12-14, или же толковать только само место в 1 Кор. 14 всего лишь потому, что это наиболее объемная часть по этому вопросу. Это место Писаний вряд ли может само по себе стать ключевым к пониманию новозаветного феномена языков.

Указанное исследование различий в переводах также дает читателю представление о существенном различии между "формальным переводом", передающим оригинальный текст "слово в слово" и "динамичным переводом", который передает содержащуюся в тексте мысль, предоставляя большую свободу переводчику. В последнем случае перевод практически содержит толкование или даже становится мини-комментарием. Мы поступим верно, если обратим наш взор к языку подлинника 1 Кор. 1-14.

4. Терминология, употребляемая для описания "говорения на языках"

Отличается ли лексика Павла, когда он описывает интересующий нас феномен, от языка других мест Нового Завета, посвященных тому же вопросу? Идентичен ли язык, употребляемый Павлом для описания "говорения на языках", с религиозной экстатической речью из окружающих эллинистических языческих религий? Описывает ли Павел в 1 Кор. 12-14 феномен, заимствованный коринфскими верующими из языческих культов? Подобные вопросы возникают в уме читателя, пытающегося вникнуть в эти главы 1-го Послания к Коринфянам. Поэтому необходимо, чтобы мы уделили внимание языку, которым пользуется Павел, когда говорит об исследуемом нами явлении. Необходимо сравнить его с лексикой остальных мест Писаний и культурой среды за пределами коринфской церкви.

Слово "язык(и)" четырежды употреблено в 1 Кор. 12 [1 Кор. 12-10а, б, 28, 30], дважды в 1 Кор. 13 [1 Кор. 13:1, 8] и 17 раз в 1 Кор. 14 (1 Кор, 14:2, 4, 5а, 6, 6, 9, 13, 14, 18. 19, 23, 26, 27, 39), что в сумме составляет двадцать три раза. Существенно, что во всех без исключения случаях употребляется греческое слово glossa, то самое слово, которое употребил Иисус в Своем предсказании о "новых языках" (Мк. 16:17) и Лука в Деяниях, описывая опыт Пятидесятницы и проявление того же дара в Коринфе и Ефесе.

Еще одно наблюдение. Всякий раз, когда употребляется выражение "говорить языками" (12 раз) [1 Кор. 12:30; 13:1; 14:2, 4, 5а, б, 6, 13, 18, 23, 27, 39], глагол "говорить" является формой того же греческого слова lalein, который использует Лука в Деяниях, описывая известный феномен, и Марк в 16:17. Это означает, что в Новом Завете, когда речь заходит о "говорении языками", лексика полностью совпадает.

Некоторые ученые толкуют греческое слово glossa как часть вышедшей из употребления, странной, таинственной речи экстатического происхождения. В греческом языке термин glossa можно перевести как "самостоятельное или иностранное слово". Но все это, однако, отличается от того, что подразумевается сторонниками данной гипотезы. Кстати говоря, употребление термина glossa для обозначения удобопонятного логического языка значительно шире его использования в небиблейском греческом языке для обозначения незнакомой или вышедшей из употребления речи.

Есть ли в греческой Библии (Септуагинте и Новом Завете) подтверждение гипотезы о глоссолалии, как невразумительной речи? Как было показано ранее в главе 2, исследование случаев употребления слова glossa в Новом Завете показывает, что используется оно только как "язык", т. е. речевой человеческий орган [Лук. 1:64; 16:24; Мк. 7.33, 35; Деян. 2:26; Рим. 3:13; 14:11; Иак. 3:5е, 1 Иоан. 3:18; 1Кор. 14:9; 1 Петр. 3:10; Откр. 16:10] и как "язык" - средство коммуникации [Деян. 2:6, 11; Фил. 2.11; Откр. 5:9; 7:9; 10:11; 11:9; 13:7; 14:6; 17:15].

То же самое справедливо и для Септуагинты. И если в Ис. 29:24 и 32:4 glossa, похоже, указывает на косноязычие, то здесь нет и намека на экстаз или нечто в этом роде. Даже в этих двух случаях, как замечает Форд, "речь идет о языке-диалекте". Таким образом, можно не сомневаться, что случаи употребления слова glossa в Библии не дают основания для идеи об экстатической речи.

Известно, что греческое прилагательное heteroi - "иные" (Деян. 2:4) в 1 Кор. 12-14 отсутствует. На этом основании некоторые ученые пытались доказать, что язык Павла отличен от языка Деяний. Действительно ли отсутствие прилагательного "иной" настолько серьезно, что следует обособлять два феномена "говорения на языках"? Необходимо помнить, что heteroi так же не встречается ни в 1-м, ни во 2-м Фес., ни в Тит., ни в Ин. (кроме 19:37), ни в Мк. (кроме 16:12), ни в 1-м и 2-м Петр., ни в 1-м, 2-м и 3-м Ин. Нет никакой необходимости, чтобы оно вновь употреблялось после выражения "говорение языками" (Деян. 2:4), поскольку в этом тексте "говорение на языках" идентифицируется как нечто "иное" - в том смысле, что "те, кто получил дар Пятидесятницы, как пишет У. Бийер, "говорили" на различных языках, которые были иными, чем их родной язык, и которые прежде были им неизвестны". Необходимо отметить, что греческое выражение glossa lalein, буквально - "говорить на языках", также встречается в Деян. 10:46 и 19:6 без прилагательного. Это может указывать на то, что после Пятидесятницы выражение "говорить языками" стало техническим термином с фиксированным значением, в котором прилагательное "иные" подразумевалось без его произнесения. Очень похоже, что более короткая форма "говорить языками" без греческого артикля и прилагательного ("новый" или "иной") есть сокращенная форма более длинного выражения "говорить на иных/новых языках", употребленного только в Мк. 16:17 и Деян. 2:4. ["Очевидно, что glossa lalein - технический термин (употребляется без артикля).] Таким образом, слова, употребляемые в Деян. 10 и 19 и в 1 Кор. 12-14, наиболее вероятны как элипсис, то есть более короткая форма исходно более длинной фразы. Энгельсон предполагает, что истоки первоначального термина лежат в далеком и забытом прошлом, но вероятней всего, прошлое это ограничивается Мк. 16:17 и Деян. 2:4, где в обоих случаях прилагательное присутствует. Похоже, неизбежен вывод, что христианское "говорение на языках" - а иного подобного феномена в античном мире неизвестно - "началось в день Пятидесятницы". [Л. Карлайл Мм работал с различными античными феноменами, которые, по ею мнению, схожи с глоссолалией, но он не в состоянии указать ни на одну прямую аналогию.] Дар, обретенный в день Пятидесятницы, есть, по мнению Гоетманна, "новое творение" Святого Духа.

Нам нет нужды повторять уже сказанное ранее (во

II главе) по поводу уникальных языковых средств, использованных для описания в Новом Завете "говорения на языках". Греческое словосочетание совершенно отсутствует за пределами Нового Завета. В связи с этим было выдвинуто множество гипотез, по которым феномен "говорения на языках" выдавался за глоссолалию в смысле алогического и нечленораздельного произнесения бессмысленных слогов. Среди прочих есть и такая, в которой новозаветный феномен объясняется путем проведения историко-религиозных параллелей. К этому мы позднее еще вернемся, хотя во II главе данная проблема уже затрагивалась.

По другой гипотезе следует, что глоссолалогический опыт в Коринфе терминологически может быть объяснен с помощью опоры на греческое слово laleo. В частности, один из отцов Церкви, Ориген, говорил об этом, как о некоем "ляляканье". Не так давно вновь заговорили о том, что laleo указывает на некоего рода "ляляканье" или нечто подобное, производное от этого слова. Хотя сторонники этой гипотезы традиционно пытаются объяснить "говорение на языках" как глоссолалию в смысле нечленораздельной, алогичной речи, они признают, что глоссолалию невозможно вывести из термина "язык" (греч. glossa). Однако в рамках этой гипотезы остались незамеченными некоторые факты, в частности, относительно использования laleo в 1 Кор. 14. В 1 Кор. 14:9 Павел употребляет laleo, когда объясняет, что есть плод ума. В 1 Кор. 14:29 даются наставления двум или трем "пророкам" "говорить" (laleo), и говорят они на обычном языке. В 1 Кор. 14:34,35 женщинам не позволяется говорить (laleo). Это еще один пример нормальной человеческой речи. Таким образом, глагол laleo Павел употребляет в 1 Кор. 14 в контексте "говорения на языках" (14:9), слов пророков (14:29) и когда речь заходит о женщинах, говорящих в церкви (14:34, 35). Отсюда видно, что laleo обозначает обыкновенный человеческий язык. Мы можем согласиться с выводом Дж. М. Форда, что "Павел употребляет lalein (неличная форма laleo), но это не свидетельство того, что языки не являются человеческим языком". Этот вывод можно подтвердить текстами Ис. 28:11 и 1 Кор. 14:21, в которых говорится, что иными устами, то есть устами ассирийцев, будет сказано (laleo) народу израильскому на "иных языках", то есть на языках, которых не понимают говорящие только на еврейском.

На основании приведенных соображений мы можем утверждать, что не существует реальной терминологической причины полагать, что лексика "говорения на языках" в 1 Кор. 12-14 в каком-либо смысле отличается от остальных мест Нового Завета. Также не существует реальных причин отождествлять феномен языков в Коринфе с глоссолалией в смысле "ломанной речи людей, находящихся в религиозном экстазе" или с чем-то подобным, как пишут Арндт Дингрих и Данкер в греко-английском словаре (с. 162).

Мы по-прежнему останемся привержены определению locus classicus "говорения на языках", вытекающему из Деян. 2, где говорится о событиях дня Пятидесятницы Это единственное место в Писаниях, где дается определение феномена "говорения на языках". Мы утверждаем, что: 1) в Новом Завете есть только один дар языков, исходящий от Духа Святого; 2) феномен "говорения на языках" един во всем Новом Завете, что подтверждается единой терминологией, контекстом пересказа работы Святого Духа и уникальностью первохристианского "говорения языками" и, наконец, 3) дар языков не имеет экстатической природы. [Дэвид Л Бэйкер считает, что Павел, вероятно, понимал дар иных языков как "речь на иностранных языках" Он не соглашается с признанием за этим даром экстатической природы "Правила, которые Павел устанавливает в 1 Кор 14 26-33 для управления этим даром, плюс к тому опыт владеющих им, показывают, что это есть нечто, подчиняющееся личному контролю, и вследствие этого экстазом быть не может" ("Истолкование на 1 Коринфянам, 12-14", "Эванд-желистикал Квотерли", 46/4 (1974), с 229-230, сноска 23).] Последующие части нашего исследования "говорения на языках" в 1 Кор. 12-14 покажут, является ли это предположение, основанное на лингвистических и терминологических изысканиях, справедливым.

5. "Говорение языками" и язык ангельский

Одна из гипотез, в которой истолковывается Павлово "говорение языками", в качестве основного текста рассматривает 1 Кор. 13:1. Согласно этой гипотезе утверждается, что "говорение на языках", как пишет, например, Боуссет, "есть язык ангельский, на котором возвещаются тайны небес". А действительно ли Павел пытается отождествить "говорение на языках" с языком ангельским? Вот его слова: "Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий" (^ Кор. 13:1). Что известно о языке ангельском? В еврейской литературе можно найти несколько отрывков, посвященных этому. В апокрифическом Евангелии от Иова, которое относится либо к I в. до Р. Хр., либо I в. по Р. Хр., об этом языке сказано, что это "ангельский диалект" (греч. aggelike dia-lekto). В этом документе рассказывается о трех дочерях, одна из которых "говорит языком (dialektos) ангелов" (48:3). Далее говорится о "диалекте властителей" (49.2), "диалекте херувимов" (50:2), "особенном диалекте" (57 2), на котором изъясняется каждая из дочерей. Необходимо отметить, что в каждом случае в этом еврейском документе употребляется греческое слово dialektos. Но Павел не употребляет это слово в 1 Кор. 13.1, когда говорит о языке ангельском. Павел использует слово glossa - "язык", а не dialektos - "диалект". Таким образом, в этом единственном документе древнего мира, где упоминается язык ангелов, нет сходства с точки зрения терминологической, не говоря уж об идеологической.

Из исследования Стюарта Курри, посвященного "языку ангелов", видно, что не найдено ни одного свидетельства об использовании "языка ангелов" людьми и нет ни малейшего указания, каким образом его можно выявить Ф. Ф. Брюс не находит оснований заявлять, будто Павел взялся утверждать, что коринфская церковь обрела силу говорить на "языке ангелов".

Надо признать, что в 1 Кор. 13:1 Павел говорил гипотетически, как о том свидетельствует греческое условное предложение. [Конзелманн в работе "Derente Konnther" на с 262 в сноске 27 пишет "язык текста вовсе не дает основания отождествлять речь ангелов и "говорение на языках" Утверждает относительно приведенного высказывания "Это есть бессмысленное умствование".] Павел употребляет условную частицу еап ("если"), за которой следует сослагательное наклонение lalo. Этот тип условного придаточного предложения в греческом языке не указывает на действительные события Павел, используя гиперболу, пытается выразить ту мысль, что если бы в его распоряжении были все лингвистические средства, включая даже язык ангельский, а любви бы не доставало, то все ничто. В своей работе "К теологии говорения на языках" (с. 277), Форд также приходит к заключению: "Павел не говорил на языке ангелов..."

Природа условного придаточного предложения, отражающая гипотетическую суть слов Павла в 1 Кор. 13:1, показывает, что в этом тексте нельзя найти ключ к смыслу, который Павел вкладывал в выражение "говорить языками". Таким образом, современным глоссолалистам будет сложно с точки зрения синтаксической, лингвистической и сравнительной указывать на это предложение в качестве доказательства идентичности сказанного Павлом и их глоссолалистической практики.

6. "Говорение на языках" и проречение тайн

На протяжении всей 1 Кор. 14 Павел развивает мысль о преимуществе дара пророчествования над даром "говорения языками". В1 Кор. 14:2 человек, говорящий "на языках", "тайны говорит духом". [Существует интересный западный вариант текста "но Дух говорит" Этот вариант не исходный, но отражает понимание подлинника в первые века.] В английском переводе NASB также подчеркивается, что человек говорит своим духом. В KJV (как и в NKJV, JB, и в некоторых других) переведено просто - "в духе", вариант менее вероятный, поскольку в греческом подлиннике "свой" отсутствует.

Из слов Павла следует, что "говорение языками" в Коринфе - дар духовный (1 Кор. 12:10, 28, 30), исходящий от Святого Духа. С учетом расширенного контекста можно считать, что речь идет о Духе Святом. В таком случае Святой Дух - источник проречения "тайн".

"Тайны", о которых говорят владеющие "языками", отнюдь не секреты и не сокрытые истины. Слово "тайны" в устах Павла нечто особенное. Павел как раз тот автор, который наиболее активно пытается разъяснить смысл "тайн".

Слово "тайна" (греч. mystenon) неоднократно встречается в 1-м Послании к Коринфянам (2:17, 4:1, 13:2, 14:2, 15:51). Но наиболее полно это слово раскрывается в Посланиях к Колоссянам и Ефесянам, где оно в сумме употребляется ни много ни мало, а десять раз.

Поучительно рассмотреть, как Павел употребляет это слово и в особенности его множественное число, которое можно найти в 1 Кор. 14:2. Множественное число встречается трижды в 1 Кор. и более нигде в Новом Завете. Впервые мы его находим в 1 Кор. 4:1. В этом тексте Павел твердо заявляет, что его и его сотрудников следует воспринимать как "домостроителей тайн Божьих". У Бога есть "тайны", о которых Павел и его сотрудники призваны заботиться как управители. Как отмечает Бейкер, эти Божественные "тайны" - "полнота христианского учения".

Следующее место 1 Кор. 13:2. Слово "тайны" употребляется в таком контексте: "Если... знаю все тайны, и имею всякое познание... а не имею любви, - то я ничто". Полагают, что "Павел употребляет слово "тайны" для обозначения эсхатологических Божьих истин". Считают, что Бог явил в откровении свои истины и планы, которые некогда от людей были сокрыты.

В единственном числе слово "тайна" употреблено в 1 Кор. 15:51. "Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе". Здесь "тайна" - это откровение о той истине, что некоторые не умрут и будут изменены в одно мгновение, когда Христос придет во второй раз.

Впервые слово "тайна" в этом Послании встречается в 1 Кор. 2:7. Павел пишет: "Но проповедуем премудрость Божью, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей". Если рассматривать всю вторую главу в целом, то Павел употребляет слово "тайна" для обозначения всего Божьего плана спасения. "Тайна" - это то, что Бог открыл нам о Христе и Его миссии. Откровение - фундамент этой тайны.

Отсюда мы видим, что "тайны" есть нечто позитивное. Тайна была некогда сокрыта Богом, а теперь Им явлена. Это не противоречит случаю употребления этого слова в единственном числе. А. Робертсон и А. П. Пламмер, на наш взгляд, правы, когда говорят, что "mystenon" в Новом Завете обычно означает "истину о Боге, некогда сокрытую, а ныне явленную в откровении". Здесь, в 1 Кор. 14:2, "тайны" есть истины Божьи о плане спасения, некогда Им сокрытые, а теперь возвещенные во всей полноте. "Говорящие языками" Духом Святым прорекают эти "тайны", то есть Божью истину и весть о Христе, ранее сокрытую, а ныне явленую во всей полноте. Но эти "тайны" не есть плод "понимания". Павел имеет в виду, что "говорящие на языках" действительно могут прорекать "тайны" или истины Божьи, которые некогда были сокрыты, а теперь явлены в откровении, но даже если они их и прорекают Святым Духом, в них, если они непонятны, нет пользы.

В 1 Кор. 14:2 основная идея состоит в том, что слушатели должны обретать пользу от духовного дара "говорения на языках". Если же понимания нет, то "говорящий на языках" говорит только для Бога, потому что люди не в состоянии понять его, возвещающего явленные Богом "тайны".

Если вдуматься, то этот важный текст, открывающий 14-ю главу, не утверждает, что "говорящий на языках" обращается духом своим только к Богу и это, будто, есть цель "говорения на языках". Здесь не проводится мысль, что "говорение на языках" у него имеет экстатическую природу, набор бессмысленных звукоподражаний лишь потому, что слушатели не могут понять говорящего. Из текста не следует, что возвещаемое суть "тайны" или неведомые "секреты", и поэтому речь становится бессмысленным словоговорением, похожим на бормотание.

Мы уже поняли, что "тайны", которые были некогда сокрыты, есть, в сущности, откровения Божьи о Христе. В 1 Кор. 4:1 они "составляют стержень христианской проповеди апостолами и учителями", как считают Робертсон и Плюммер. В другом письме Павел сам просит ефесян молиться о нем, чтобы "дано было слово - устами моими открыто с дерзновением возвещать тайну благовествования" (Еф. 6:19}.

Из 1 Кор. 14:2 не следует, что "говорение на языках" есть глоссолалия, т. е. бессмысленная речь, в которой есть "тайны" и "секреты", известные лишь Богу. Этот текст находится в полной гармонии с пониманием "говорения на языках" как речи на известном человеческом языке, посредством которого Бог открывает эти "тайны" человечеству.

7. Языки и их восприятие

Вопрос доступности изложенного Павлом в 1 Кор. 14 является чрезвычайно важным. "Никто не понимает", - записано во 2-м стихе. Слово "его" в подлиннике отсутствует.

Представляется интересным тщательно исследовать, что же в действительности подразумевается под словом "понимать" и кто эти люди, которые не понимают говорящего. Поскольку слушающие не "понимают", говорящий языками обращается к Богу, но не к людям. Хотя говорящего на языках слышат, его речь не доступна аудитории. Она обретает полное соответствие с даром языков только тогда, когда слушающие начинают его понимать.

Тот факт, что люди не понимают, что провозглашает "говорящий языками", вовсе не свидетельствует о том, что речь его экстатическая, или это лишенное смысла бормотание, или же она состоит из алогических бессмысленных предложений. Это всего лишь означает, что среди присутствующих нет людей, владеющих иностранным языком, на котором он изъясняется. Поэтому Павел настаивает, чтобы присутствовал кто-либо способный "истолковывать" (14:13, 27). Вопрос об "истолковании" мы подробно обсудим ниже.

Вопрос о понимании затрагивается в стихе более позднем, но он заслуживает того, чтобы мы коснулись его именно теперь. В 1 Кор. 14:9 записано: "Так, если и вы языком произносите невразумительные слова, то как узнают, что вы говорите?" Речь здесь идет о языке как речевом органе говорящего, посредством которого произносятся слова. Слова, как сказано, "невразумительные". Греческое слово eusemos, которое употреблено в этом тексте, нигде более в Новом Завете не встречается. В греческом за пределами Нового Завета оно означает, как поясняет У. МакДональд, "легко узнаваемое, ясное, отчетливое". Является ли речь, о которой говорит Павел (в подлиннике употреблено слово logos), глоссолалией, "непонятным бормотанием бессмысленных тирад, образующих лишенные смысла комбинации, выработанные подсознанием человека? Становится ли "речь/слово" "невразумительным" или труднопонимаемым, плохо "узнаваемым" или "неясным" только потому, что один Бог понимает его и она/оно неприемлемо для человеческого слуха? Не возникают ли эти сложности оттого, что "речь/ слово" невразумительно само по себе? Эти вопросы останавливают наше внимание на природе невразумительности "речи/слова". Нет свидетельств в пользу того, что греческое logos, обычно переводимое как "слово" и употребленное здесь Павлом в допустимом значении "речь", когда-либо означало речь невразумительную. На основании общепринятого значения logos можно утверждать, что "речь/слово" само по себе не "невразумительно", что оно не является как бы фальсифицированной речью. Но оно "неузнаваемо" и не "ясно" потому, что слушающий не понимает его как свою родную речь. Он слышит нечто, некий "звук" (греч. phone), как о том говорится в 14:11 (то же самое слово в 14:12, 13 означает "язык"), но до тех пор, пока это "речь/слово" не будет переведено, понять его невозможно и оно остается неясным и бессмысленным для слушателя.

Эти соображения подводят к выводу, что трудность с пониманием "речи/слова" заключена в слушателе, а не в говорящем. Речь говорящего на языках сама по себе не является невразумительным бормотанием или набором бессмысленных звуков. Это речь на языке, который незнаком слушателю. Эта концепция, видимо, может помочь в прояснении природы феномена языков. Невразумительность - проблема слушающего, а совсем не того, кто говорит на языке.

Глагол "понимать" из 1 Кор. 14:2 в греческом подлиннике - akouo. Это греческое слово имеет множество параллельных значений, которые заметно проясняют вопрос о понимании. В нем заключена мысль, что "люди" в действительности слышали "речь/слово" (logos) и слово "язык" (phone) употребляется в Септуагинте, древнейшем переводе Ветхого Завета на греческий, в весьма важном месте текста. Эти слова встречаются вместе в Быт. 11:1-9 в связи с повествованием о смешении языков при строительстве Вавилонской башни. В Быт. 11:7 в Септуагинте можно прочесть: "Сойдем же, и смешаем там язык (glossa) их, так чтобы один не понимал (akouo) речи (phone) другого".

Тот факт, что Павел в греческой Библии использует терминологию, соединенную столь уникально, по-видимому доказывает, что невразумительность произносимого не означает, что говорили не на человеческих языках. В результате смешения "языков" (glossa) у Вавилонской башни, новый "язык" (phone) каждого был просто вне понимания (akouo) соседа. [Греческое слово phone переводится как "язык" во введении к повествованию о вавилонской башне в предложении. "На всей земле был один язык и одно наречие (phone)" (Быт 1:11).] Неспособность слушающего "понимать", следовательно, означает, что они слышали, но не воспринимали смысла произносимого на определенном языке. Эта параллель из истории Вавилонской башни показывает, что дар "говорения на языках" есть явление, обратное смешению языков/диалектов, происшедшему у Вавилонской башни, цель его состоит в том, чтобы дать возможность возвещать Благую Весть на всех языках, сделать ее доступной для всего мира.

Возникает еще одна интересная мысль. Из 1 Кор. 14:2, если вдуматься в этот текст, вовсе не следует, что "говорение на языках" предназначено для обращения к Богу. Многие современные глоссолалисты утверждают, что глоссолалия есть дар, предназначенный для обращения к Богу и указывают при этом именно на 1 Кор. 14:2. Текст этот, однако, так не учит. В соответствии с этим текстом "говорение на языках" есть звуковое общение для возвещения Божественных "тайн" плана спасения, воплощенного во Христе, что ныне и явлено Богом через Духа Святого. Язык лишен смысла для слушающего, поскольку нет истолкования, то есть перевода этого языка (греч. phone) для тех, которые эту речь (слово logos) не понимают.

Павел отмечает, что из-за определенных обстоятельств, в результате которых слушающие не понимают говорящего, он обращается к Богу (14:2, 28), поскольку Бог не ограничен в восприятии человеческих языков. Все духовные дары исходят от Бога, и даже если нет никого, кто бы понимал говорящего, Бог его все равно слышит и понимает. Давайте будем помнить, что цель Павла в 14-й главе заключена в том, чтобы показать, что "говорение на языках" предназначено для устроения Церкви, а не для самосовершенствования.

8. "Говорение на языках" и эллинистические мистериальные религии

На современном историческом этапе широко распространен метод, руководствуясь которым 1 Кор. 14 истолковывают, используя историко-религиозные аналоги греческих мистериальных религий. Так, например, ученые, приверженцы историко-религиозного метода, пытаются истолковать 1 Кор. 14 на основе определенных эллинистических религиозных реалий времен до и даже после Павла. Довольно давно Р. Рейтзенштейн утверждал необходимость признания того, что "излитие Духа" в христианстве не уникально, но принадлежит практике мистического экстаза эллинизма. Характерно, что Павел ясно осознал опасность, которая таилась в принятии этой формы (языческого) культа, но, однако, он не решался окончательно от этого избавиться". Рейтзенштейн выдает Павла за человека, который в области религии пошел на компромисс. Был ли Павел такого рода человеком?

Статья Иоханеса Бехма в "Теологическом словаре Нового Завета" может служить другим типичным примером, в котором метод параллелизма используется для доказательств, что "говорение на языках" в Коринфе было экстатической речью, связанной с окружающей культурой. Он пишет: "В Коринфе глоссолалия есть бессмысленная экстатическая речь. Одна из форм ее проявления - бормотание слов или звуков, ни в малейшей мере не связанных смыслом. Тому параллели могут быть найдены в различных формах культов, возникавших в разные времена и в различных местах, судя по истории религий". Он обращается к греческой религии, где, предположительно, имеется "целая серия сравнимых феноменов от переполненного энтузиазмом культа Диониса Фракийского... до прорицающего Дельфийского оракула во Фригии, сивилл и т. п.". Бехм приводит ряд греческих текстов. Он говорит о "параллелях" и "сравнимых феноменах", но ни в одном из приводимых примеров не встречается выражение "говорить языками", а вместо этого указывается на прорицания и различные по форме предсказания. Не сравнивает ли Бехм несравнимое?

Современный комментарий на 1-е Послание к Коринфянам Уолффа содержит в себе примеры религиозного энтузиазма, почерпнутого из древних рукописей Еврипида, Платона, Ливия и Плутарха. Тем не менее Уолфф не в состоянии привести ни один пример глоссолалии, или "говорения языками", из античного эллинистического мира.

Ханс Конзелманн, написавший признанный комментарий к Посланиям к Коринфянам, заявляет, что если кто-то желает "раскрыть (феномен языков), то ему следует основываться на историко-религиозных параллелях... которые особенно ярки в культе Дельфийского оракула". Если оставить в стороне возникающие при таком подходе проблемы герменевтического характера, то все равно исследователи не смогут обрести единства по вопросу, следует ли искать эллинистические параллели в прорицалищах культа Аполлона в Дельфах или в оргических культах Диониса.

Герхард Деллинг, тоже сторонник этого метода, тем не менее предостерегает: "Чтобы нарисовать отчетливую картину, необходимо основной материал брать из самого Нового Завета. В соответствии с данным вопросом параллели из других религий допускают лишь ограниченные выводы в направлении выявления реалий в перво-христианских общинах". Деллинг понимает, что привлеченные аналогии вовсе не идентичны рассматриваемому феномену.

Клейнкнехт полагает, что "говорение на языках" в Коринфе есть "отражение Дельфийского оракула". В Дельфах пифия, жрица провозглашает как темные изречения, так и довольно ясные тексты в тот момент, когда "дух" вводит ее в экстаз (греч. ekstasis). Внешние признаки пифийского экстаза следующие: "распущенные волосы, прерывистое дыхание, дикое чувствование и метание в вакхическом неистовстве". А уже потом слова пифий истолковываются жрецами, которые полностью контролируют себя (греч. sophron)

Если бы Павел описывал в 1 Кор. 12-14 подобный феномен, то почему бы ему не воспользоваться хотя бы частью той терминологии, которая была в ходу в среде внешних религий? Суть Дельфийского культа всегда описывают как mantis, т. е. "прорицание, предсказание". Павел же слово это никогда не использует. Он никогда не использует ни одного термина из применяемых обычно для описания эллинистических культов.

Переживание mantis, или прорицание, есть, по сути "экстаз" (греч. ekstasis), да такой, что впавший в исступление не в состоянии осмысливать, что он видит или слышит. [Платон пишет "ни один человек, находясь в памяти (nous), не принимает пророческую истину и дух, но когда он (медиум) принимает вдохновенное слово, его понимание (phroneseos) или сковано сном, или же он не в себе от некоей хвори или одержимости (enthusiasmon).] Павел же, наоборот, показывает, что "говорящий на языках" себя контролирует. Он учит, что двое или трое должны говорить порознь, а затем их слова необходимо переводить. Владеющий языками может молчать (1 Кор. 14:28), так что сохраняется достойный порядок (14.27).

Различные античные писатели обращались к теме экстаза и гадания. Их терминология и концепция не нашли отражения ни в одном из текстов Нового Завета, посвященного "говорению на языках". Существует, разумеется, целый ряд определений экстаза. Важнейший пример - слова Плутарха о Дельфийском оракуле (Plutarch, "Moraha", 432, 438, 758). Часто утверждается, как, например, в работе С М. Робека "Дар языков", что Дельфийский оракул есть "прорицательница.. которая, обретя Божественное вдохновение, может экстатически вещать" Это утверждение типично и встречается множество раз. Однако последние исследования и, как следствие, переоценка мнений о феномене Дельфийского оракула привели к выводу, что "нет определенного свидетельства, показывающего, что пифийская жрица когда-либо прорекала свои оракулы в формах, аналогичных глоссолалии" (К. Форбес. "Богодухновенные речи первых христиан и еллинистическая популярная религия", "Новум Тестаменум", 23/3, 1986, 260).

Жрица Дельфийского оракула излагала свои предсказания в устной или письменной форме, в поэтическом или прозаическом виде. Из того, что сами оракулы подчас называли их "темными" (греч. asaphe), вовсе не следует, что их требовалось переводить или что эти предсказания выражались на бессмысленном языке. Это всего лишь означает, что было трудно уяснить, в чем смысл этих понятных слов в приложении к конкретной ситуации (см. там же).

Примеры, которые различные ученые приводят из древнего эллинистического мира в качестве "параллелей", требуют тщательного пересмотра. Они не имеют отношения к "говорению на языках", или глоссолалии, но относятся к своего рода пророчествам и прорицаниям. Совершенно очевиден, тот факт, что до сего дня из античного мира до нас не дошло ни одного случая использования языка, который употреблял бы Павел или другие новозаветные писатели для описания феномена "говорения на языках". Несмотря на тот факт, что даже уважаемые новейшие источники, такие, как, например, греко-английский словарь под редакцией И. П. Лоу и Ю. Е. Нида, отождествляют бессмысленную "экстатическую речь" с "частью эллинистических религий", ни один ученый до сих пор не привлек ни одного свидетельства ни об одном случае в практике, который подходил или был бы тождественен современной глоссолалии или новозаветному феномену "говорения на языках". Очевидно, что привлеченным "параллелям" не хватает чего-то существенного, чтобы стать этими параллелями в действительности.

Что бы не означал "дар языков" в 1 Кор. 12-14 - глоссолалию или же владение прежде незнакомыми человеческими языками, он для античного мира уникален. Поэтому его невозможно истолковывать на основе привлеченных "сравнимых феноменов", которых в действительности, как выяснилось, не существует. Павел ничего не говорит нам о греческих мистериальных религиях, в которых темная речь одержимых непонятна даже для них самих. Эти существенные различия нельзя пропустить или позволить им остаться незамеченными. Здоровая научная методология всегда будет чувствительна как к аналогиям, так и к различиям в используемых сравнительных методиках. Если этой здравой методологии не дать достойного развития, то возникнет неприглядная картина. Итак, мы пытались предостеречь читателей осторожнее относиться к высказываниям, претендующим на обнаружение параллелей "говорению на языках" в античных эллинистических или иных религиях.

9. "Говорение на языках" и устроение Церкви

В 1 Кор. 14:6-8 Павел приводит три образа, чтобы охарактеризовать практикуемое в коринфской общине "говорение на языках", и объясняет, какую пользу они должны приносить Церкви. Первое соображение основывается на его собственном опыте общения с коринфскими верующими: "Теперь, если я приду к вам, братия, и стану говорить на языках, то какую принесу вам пользу, когда не изъясняюсь вам или откровением, или познанием, или пророчеством, или учением?" (1 Кор. 14:6). Перечень из четырех пунктов - откровение, пророчество, познание и учение - охватывает фундаментальные пути донесения истины Божьей до коринфян. Грудемом в работе "Дар пророчества в 1 Коринфянам" было сделано предположение, что откровение и пророчество составляют пару, предназначенную для "принятия или владения информацией (откровения очень личны, потому что только Бог их дает, см. 1 Кор. 2:10, Флп. 3:15}" (с. 138). Это весьма важно. Следующая пара терминов - познание и учение - связана "донесением информации (всякое учение высказывается публично или записывается одними людьми для других: 1 Тим. 1:18, 2 Петр. 1:5-21, Откр. 1:3, Мк. 4:2, Рим. 16:17, 2 Ин. 10)" (там же, с. 139). Здесь Павел вновь обращается к теме "говорения на языках", то есть к передаче сути откровения Божьего. Если "говорение языками" не служит распространению информации, то каким же образом этот дар может быть полезен Церкви? Всякий дар свыше должен приносить пользу Церкви, а не служить для удовлетворения амбиций человека, который им владеет.

Суть мысли в следующем: какова от этого польза? Павел настаивает, что "говорение на языках" - на пользу Церкви. Если это просто говорение без достижения желаемого результата в деле устроения Церкви, то в чем же здесь польза? Владеющий языками должен передать "откровение, пророчество, знание и учение", то есть Весть от Бога, которая предназначена для устроения Церкви. Таким образом, язык, которым владеет говорящий, должен быть понятным, если же его понять невозможно, то необходим переводчик, чтобы была достигнута поставленная цель.

Другие два соображения Павла в 1 Кор. 14:7, 8 взяты из области музыкальной, потому что и музыка несет в себе информацию. Музыкальные инструменты - будь то флейта или арфа - издают упорядоченную последовательность отчетливых звуков, т. е. несут четкую мелодию, которая достигает человеческой души. Как пишет Моррис, "бессмысленное нагромождение звуков ничего не означает" (Моррис. "Первое послание Павла к Коринфянам, с. 192). Солдат должен различать, когда труба зовет его к отступлению, а когда, наоборот, в атаку, только в таком случае от трубы есть польза.

Вопрос в следующем: вразумительно или невразумительно? В чем польза феномена "говорения на языках" самом по себе, если речь непонятна для тех, кому она адресована? Своей функции она не выполняет. "Говорение на языках" должно быть доступно для других.

Цель этих примеров ясна. Главное в том, что смысл произносимого должно понимать, исходя из слышимых "звуков". Цель состоит в том, чтобы содержание Вести могло быть воспринято сознанием слушающего, информация должна вести за собой, в результате чего со стороны ведомого будут предприняты соответствующие действия. Но все это, к сожалению, отсутствует у того, кто "говорит на языке" (1 Кор. 14:9). Эта речь (logos) невразумительна (eusemon). В работе Г. Деллинга "Поклонение в Новом Завете" отмечалось, что это "говорение языками" "было не заикание, но движимый духом человек в коринфской церкви говорил на языке, который был непонятен большинству присутствовавших" (с. 33).

Ввиду того факта, что говорящего не понимали другие, желаемые результаты не могли последовать. Поэтому всякий, кто "говорит на языке", "говорит на ветер" (1 Кор. 14:9). Последнее выражение - поговорка, и здесь она означает, что если не делается перевод, речь не приносит пользы слушателям. "Другой не назидается" (1 Кор. 14:17), несколько ниже замечает Павел. Единственно, кто назидается - это сам говорящий (1 Кор. 14:4), но дар языков давался отнюдь не для этого.

Третий пример Павел берет из мира человеческих взаимоотношений (1 Кор. 14:10-12). В Коринфе (коммерческой и политической метрополии с примыкающими к ней двумя портами) говорили на всех известных тогда человеческих языках, но "это многообразие языков часто было препятствием к межличностным взаимоотношениям. Более того, нетрудно представить, насколько мучительно бывало двум умудренным жизнью людям оказаться непонятыми друг другом" (Робертсон и Плюмер. "Первое Коринфянам", с. 310, 102).

Павел пишет; "Сколько, например, различных слов в мире (14:10), но ни один народ не имеет языка "без значения" (aphonon) (14:10). [Употребленное здесь слово phone многими переводится как "язык" или "диалект". Однако значение "язык" и "диалект" сомнительно в другом новозаветном тексте, где оно предлагается, т. е. в 2 Петр. 2:16. Корректное значение этою термина - "звук, тон, шум, голос" (Арндт и Гигрич). Он постоянно употребляется именно с этим значением во многих новозаветных текстах. В Септуагинте, в Быт. 11:7, в рассказе о смешении языков Бог произнес следующие слова: "Сойдем оке, и смешаем там язык их (glossan), так чтобы один не понимал речи (phonen) другого". Греческое выражение kai ouden неопределенно, поэтому комментаторы предположили, что Павел подразумевает слово ethnos ("раса"), где, как он полагает, genos ("тип") не подходит. В этом он прав, потому что "сказать, что нет ничего, что не имело бы голоса того или иного типа, было бы не совсем верно". Это слово не совсем согласуется со словом phone. Некоторые, истолковывая его как указывающее на "бессмысленность", опираются па 14:11, но идея эта появляется только в следующем предложении.] Смысл 10 стиха заключается в том, что на земле существует такое множество языков, звуков и диалектов, что ни один человек в мире не в силах знать их все. Основываясь на этой мысли, Павел пытается передать нам состояние человека, которому не понятен смысл обращенной к нему речи: "говорящий для меня чужестранец" (14:11).

Слово "чужестранец, варвар" - звукоподражательный термин, обозначающий человека, говорящего на непонятном языке, т. е. не на греческом, а потому "чужестранца". Замечание Павла напоминает жалобные слова Овидия, когда он был в ссылке на берегах Черного моря: "Я здесь варвар, поскольку никто меня не понимает и тупые геты смеются над моей латинской речью" (Ovid. "Tristia V", х. 37f). Эта иллюстрация, включающая в себя "чужестранца", еще раз показывает, что в 1 Кор. 14 Павел, упоминая "язык", имеет в виду язык разговорный.

Пример Павла учит, что если кто-либо говорит на непонятном для слушателей языке, общения не получается. Как раз это, по его мнению, и происходит в коринфской церкви. Он признает (14:12) ревность коринфян о духовных дарах (pneumatikon). [Это множественное число pneumatikon. Термин из 14:2 "подчеркивает несколько более ту истину, что те дары, о которых ревновали коринфяне, исходили от Святого Духа".] Он призывает их: "ревнуйте о дарах духовных" (14:1). Однако если не происходит полезной передачи "откровения, знания, пророчества и учения" (14:6), то это противоречит назначению дара, цель которого - устроение церкви (14:12).

Павел не налагает запрет на "говорение языками", но он определяет границы, для которых они предназначены и вне которых не приносят пользы. Вновь и вновь Павел подчеркивает, что духовные дары, будь то языки, пророчества или какой иной дар, имеют одно главное предназначение - устроение, назидание Церкви (1 Кор. 14:3, 5, 12, 26). В этом суть слов Павла в 14:1-5. Павел увещевает члена Церкви, имеющего дар иных языков, устроять и назидать Церковь и воздержаться от назидания самого себя.

10. "Языки" как знамение для неверующих

В 1 Кор. 14:20-25 Павел в первый раз заводит речь о впечатлении, производимом на неверующих в момент, когда они попадают в помещение, где собирается церковь, и слышат, как некоторые ее члены одновременно "говорят на языках". Реакция неверующих не будет благоприятной. "Если вся церковь сойдется вместе, и все станут "говорить языками", и войдут к вам незнающие или неверующие, - то не скажут ли, что вы беснуетесь?" (1 Кор. 14:23). Павел здесь создает гипотетический образ. [Греческое условное предложение ("более возможное будущее состояние") ясно показывает, что мы всегда должны делать различие между фактом и сообщением о факте Условное предложение оперирует только с сообщением.]

"Все" из этого стиха вряд ли означает, что каждый отдельно взятый член коринфской общины "говорил языками", поскольку слово "все" используется вновь в 14:24, где оно несет одобрительный смысл по отношению к этому дару. Если слово "все" подразумевает внушительное число прихожан, обладающих даром, то можно предположить, что многие члены церкви говорили на языках одновременно. Сказанное не могло быть понято "незнающими и неверующими", поскольку становилось чрезмерно шумно от разобщенных речей, смешивающихся в общий гул. "Незнающие" (idiotai) из 1 Кор. 14:23 не принадлежат к христианской общине и они даже не приближенные. Узнать о них нечто можно только из контекста. Они упоминаются вместе с "неверующими" - (греч. apistoi). Это слово самоочевидно. Поскольку "незнающие" упоминаются вместе с "неверующими", то, похоже, это не христиане. Слово "внешний" - образное описание того, кто не христианин, а определение "неверующие", возможно, описывает личный опыт человека в связи с услышанной им вестью Евангелия.

Эти "незнающие и неверующие" по происхождению могут быть как греками, так и не греками. По этим двум словам невозможно определить их родину. Их не следует отождествлять с "чужеземцами" (греч. barbaros, 14:11). Картина Павла ясна. Если неверующий или незнающий посетит церковное собрание и услышит, как се члены будут говорить на языках, вошедшему непонятных, он может заключить, что говорящие "беснуются".

"Беснуются" в подлиннике обозначено словом mai-nesthe. Это греческое слово применимо к человеку, принесшему неправдоподобную весть (Деян. 12:15). Защищаясь перед Фестом, Павел заявил, что он "не безумствует" (Деян. 26:25). В этих примерах употреблено одно и то же слово, откуда ясно, что относится оно не к безумству как сумасшествию.

Существует двойная связь между разбираемым текстом 1 Кор. 14:2, 22, 23 и Деян. 2:13. Первый текст относится к реакции неверующих на услышанное "говорение на языках". В Деян. 2:13 определенная группа людей утверждает, насмехаясь, что "говорящие на языках" пьяны. Это те, которые не смогли (или не захотели) понять, что говорили ученики в день Пятидесятницы. Здесь, в 1 Кор. 14:23, Павел предупреждает, что незнающие или неверующие могут быть неприятно поражены, если услышат на собрании то, что не смогут понять.

Образ подобной церкви, который пытается изобразить Павел, следующий. Если член коринфской церкви будет говорить на языке (например, коптском), а среди собравшихся "неверующих и незнающих" не будет людей, которые знали бы этот язык, то как незнающий поймет, о чем речь (1 Кор. 14:9) и как будет прославлен Бог? А если вдобавок другой "говорящий на языке" встанет и начнет одновременно с первым говорить на набатийском языке, причем незнающие не будут понимать обоих, что произойдет? Люди вынуждены будут прийти к заключению, что глаголящие "беснуются".

Павел видит цель духовных даров, в частности, языков, в назидании и устроении Церкви. Поскольку описываемое Павлом употребление языков этой цели не удовлетворяет в отношении незнающих и неверующих, последние ни "обличаются", ни "судятся" (1 Кор. 14:25). Таким образом, предназначение дара языков - именно ради устроения Церкви - не используется. Неверущий или незнающий не "падет ниц... [не] поклонится Богу и [не] скажет: "истинно с вами Бог"" (1 Кор. 14:25). А это и есть та высочайшая цель, которую желательно достичь. В этом как раз и заключается предназначение дара языков. "Незнающие и неверующие" должны быть подведены к обращению, должны признать Бога и поклониться Ему. Но если они не понимают даже, о чем идет речь в собрании, то какова польза? Как может быть достигнута поставленная Богом цель? Как может быть возведен фундамент Церкви?

Павел особо подчеркивает, что это может быть достигнуто пророчеством, но должно сопровождаться даром языков. Определяющий критерий - устроение Церкви. Павел всеми силами пытается показать: "говорение на языках" - дар, предназначенный для Церкви. Он должен приносить положительный результат для миссии и в деле распространения Благой Вести. Он должен служить делу роста Церкви. Следующая прямая связь "говорения на языках" в 1 Кор. 14 с Деян. 2:1-13, 10:45, 46 и 19:1-6 относится к конечной цели дара. Он должен служить делу миссии и евангельскому служению Церкви, во свидетельство и обращение "незнающих или неверующих". Поэтому Павел утверждает, что "говорение на языках" не есть знамение для верующих (14:22). "Говорение на языках" не было даром для личного пользования, это духовный дар, который может быть реализован во всей полноте только в том случае, если он используется для "устроения" Церкви, и когда он направлен на дело обращения "незнающих и неверующих", чтобы они прославили истинного Бога.

Павел специально отмечает, что "языки суть знамение не для верующих, а для неверующих; пророчество же не для неверующих, а для верующих" (14:22). Греческий текст еще более категоричен. Не говорится, что "языки суть знамение", а "языки для знамения". Это означает, что языки предназначены быть знамением. Их функция - быть знамением.

Слово "знамение" (греч. semeion) имеет определенное значение в Новом Завете. В первую очередь это знамение, которое предваряет весть, предназначенную для передачи (ср. Ин. 20:30,31). Дар языков имеет конкретный объект применения. Цель его - знамение для "неверующих", которые могут быть как евреями (Деян. 18:1-17,

1 Кор. 14-21), так и язычниками. И хотя Павел подробно не описывает, какого рода будет это "знамение", из контекста можно понять его действие и предназначение.

1 Кор. 14:21 тесно связано с последующим стихом. Павел приводит довольно-таки произвольно переданный текст Ис. 28:11. [Это лишь приблизительно согласуется или с еврейским текстом, или с Септуагинтой По поводу этого печально известного своей (ложностью места см работу Грудема "Дар пророчества в 1 послании Коринфянам", стр 185-205.] Он пишет: "В законе написано: "иными языками и иными устами буду говорить народу сему, но и тогда не послушают Меня, говорит Господь"" (14:21). На что пытается обратить внимание Павел, приводя эту цитату из Ветхого Завета? Здесь требуется подробное исследование, но у нас нет возможности сделать это в полном объеме. Из контекста цитаты из Исайи следует, что люди с "иными языками" - ассирияне. Словосочетание "иные языки" - греческое heteroglossois, которое в некоторых английских переводах неправомочно переведено как "непонятные языки" (NASB, NRSV и т. п.). На греческом времен Павла это звучит как "иностранные языки", и именно так здесь и следует их понимать. "Иные уста" и "иностранные языки", по словам Уайне Градем, "уста и языки иностранных захватчиков (ассирийцев)", которых слушающие не поймут. Слушатели-евреи не понимают "иностранные языки" вторгшихся ассирийских сил

Эта цитата особо выделяет некоторые моменты, которые не должны ускользнуть от нашего внимания. Прежде всего, это "иностранные языки" как средство общения, и слушатели их не понимают. Сравнение, приведенное выше, по-видимому, чрезвычайно емкое, поскольку в нем можно угадать то, что происходит в Коринфе. "Иностранные языки" привнесены "говорящими на языках", но они не приносят желаемых результатов, так как слушающие их не понимают. Павел обращает внимание на то, что в прошлом Бог использовал иные языки с определенной целью. Он побудил ассириян обратиться к израильтянам, которые не понимают их языка. Им нужен переводчик Теперь Бог использует дар языков для убеждения неверующих, для доказательства того, что Евангелие несет на себе печать Неба.

Второй пункт необычайно важен. Бехм утверждает, что "языки - законное знамение присутствующей силы (14:22)". Для тех из "неверующих", которых удастся убедить, и совесть их заговорит, для тех, для кого, собственно, этот дар и предназначен, это будет знамением ко спасению, для прочих же, которые отказываются слышать, это будет знамением суда. [Стоит остерегаться видеть в "знамении" лишь отрицательную сторону, лишь "знамение суда" Считается, что Павел из этой цитаты берет лишь одну мысль, а именно, что "языки" - знамение для неверующие.] Это альтернатива для неверующих, когда результат зависит от их собственной реакции на весть "говорящих на языках". [Дж. М. П. Свит в разделе "Знамение для неверующих - отношение Павла к глоссолалии", в работе "Говорение на языках Руководство к исследованию глоссолалии" под редакцией Вашингтона Е Милльза, на с 144-146 пишет, что Павел вовлечен в христианскую антииудейскую полемику Но весьма сложно сказать здесь что-либо определенное.]

В этом случае вновь оказывается, что существует связь с языками из Деян. 2. Многие были спасены, но остальные отказались слушать и с насмешкой обратились против тех, кто "говорил на языках". Вновь подчеркивается миссионерское предназначение языков: языки суть знамение возвещения неверующим Благой Вести. Люди проявляют себя тем, как они реагируют на услышанное - или же они становятся верующими, или же отвергают евангельский призыв Цель дара языков состоит в том, чтобы избежать ложной реакции (1 Кор 14:23). Поэтому должны исполняться определенные требования, т. е. этот духовный дар должен применяться максимально эффективно. Но есть еще дар истолкования. Именно на него мы теперь и обратим наше внимание.

11. Языки и истолкование

Как языки, которые непосредственно не понимают и члены Церкви, и незнающие и неверующие, для кого, собственно, они и предназначены, могут послужить в деле миссии? Павел отвечает: если никто в общине не понимает, что говорится на языках, то "один изъясняй" (1 Кор. 14:27). Этот совет особенный. Если "говорение на языках" может принести пользу и общине верующих, и, особенно, неверующему и незнающему, т. е. когда дар используется по назначению, к назиданию и устроению Церкви (14:3, 5, 12, 26), "говорящий на языке молись о даре истолкования" (14:13, 15), ибо хотя бы один из членов Церкви должен "истолковывать" (14:27, 28). [Полибий (ок. 210-120 гг. до Р. Хр.), величайший историк эллинизма, употребляет тот же глагол со значением "переводить". В знаменитом письме Арестею сказано, что Септуагинта была "переведена" с еврейского, и здесь как раз и употреблено это слово (строки 15, 308, 310).] Кстати говоря, "истолкование" - также духовный дар (1 Кор. 12:10,30).

Пытаясь определить природу "говорения на языках" в 1 Кор. 12-14, и то, как ее понимал Павел, мы должны также уяснить значение термина "истолковывать" в том смысле, в каком его употреблял апостол. В 1 Кор. 12-14 Павел употребляет греческое слово diermeneuein ("истолковывать") четыре раза (1 Кор. 12:30, 14:5, 13, 27). Это же самое слово за пределами Нового Завета встречается в 2 Мак. 1:36. В этом тексте значение слова - переводить с еврейского на греческий. В Новом Завете то же самое слово (Деян. 9:36) также имеет значение "переводить". Значение "переводить с одного нормального языка на другой" общепринятое, известное и типичное для данного слова как внутри Нового Завета, так и вне его.

Павел употребляет греческий глагол hermeneia ("истолковывать") дважды в 1 Кор. 12-14 (12:10, 14:26). Этот глагол более нигде в Новом Завете не встречается. В Септуагинте он встречается трижды. В двух или трех случаях слово это означает "переводить" (Дан. 5:1, Пролог, к Сироту, 14), и один раз - "цитировать" (Сирах 47:17). [И вновь ясное значение письма Арестею (11, 3, 11 и т. п.).] Один раз Павел употребляет греческое слово diermeneu-tes(7 Кор. 14:28), которое в английских Библиях обычно переводится как "переводчик". Случаев употребления этого слова вне пределов Нового Завета не зафиксировано, но оно появляется несколько веков спустя у писателей Византии. Стандартный греко-английский словарь У. Бауэра для 1 Кор. 14:28 дает значение "переводчик, истолкователь". В Септуагинте родственное слово her-meutes соответствует слову "переводчик" в подлиннике.

Изучение греческого глагола hermeneuein и родственных ему слов в Септуагинте и Новом Завете, не принимая во внимание семь случаев его употребления в 1 Кор. 12-14, показывает, что в девятнадцати случаях из двадцати одного его значение - "переводить". [Мы также должны учитывать hermeneuo, которое и в Новом Завете, и в Септуагинте во всех случаях употребляется со значением "переводить", и родственное слово methermeneuo, которое также всегда означает "переводить" - и в Септуагинте, и в Новом завете. Один раз сделана ссылка на иронию или высказывание с переносным смыслом (Сирах 47:17), а в другой раз глагол переводится как "изъяснять" (Лк. 24:27).] Эти данные подводят к выводу, что в терминах, используемых Павлом для передачи смысла, "переводить" возникает как нечто сопутствующее "говорению на языках" и, по словам профессора Дж. Г. Девидса, "отчетливо подразумевают перевод с иностранного языка". [Этому вопросу уделяется внимание во всех до единого исследованиях учеными различных убеждений ввиду исключительной значимости этого вопроса.]

Вывод о том, что "истолкование" означает "переводить" "говорение на языках", далее подтверждается цитированием Павла Ис. 28:11 в 1 Кор. 14:21. Как мы уже видели выше, ассирияне будут говорить с израильтянами на "иностранных языках", поскольку последние отвергли простую и ясную весть пророков на их собственном еврейском языке. К этому следует добавить, что в 1 Кор. 14:10, 11, где не понимают говорящего чужестранца, как раз и подчеркивается, что речь идет об иностранных языках. Даже такой исследователь, как Бехм, который полагает, что "в Коринфе... глоссолалия есть бессмысленная экстатическая речь", вынужден признать, что "создается впечатление, что говорят на иностранных языках (4:10, 21)". Это не просто впечатление, это более чем обоснованный выбор Павлом соответствующих терминов.

Следует вопрос, почему в Книге Деяния не упоминается дар истолкования, который приобретает столь важное значение в 1 Кор. 12-14. В Деян. 2 перевод не требуется, поскольку среди собравшихся были люди, для которых речь "говорящих на языках" и возвещавших Евангельскую весть была родной. В 1 Кор. 12-14 ситуация иная отнюдь не потому, что коринфские христиане говорят на невразумительной глоссолалии [Это гипотеза], но потому, что некому здесь понимать речь на иностранных языках. "Говорящий на языках", которого не понимают слушающие, нуждается в переводчике. Хотя Лука в Деяниях не употребляет слов, родственных hermeneia ("перевод"), в своем рассказе об иных языках он, тем не менее, одно подобное слово, описывающее перевод с одного языка на другой, все же использует. В Деян. 9:36 он пишет об одной ученице, именем Тавифа, что "значит", т. е. "переводится" (diermeneuo) "серна". Таким образом, в Деяниях мы находим подтверждение, что слова, родственные hermeneia, означают "истолковывать" в смысле "переводить".

В результате нашего исследования феноменов греческих религий, которые привлекались в качестве параллелей дару языков, мы были вынуждены признать, что корректных параллелей новозаветному феномену не выявлено. С одной стороны, в этих религиях документально не зафиксированы глоссолалии как пример бессмысленной речи и, с другой стороны, в них мы не находим случаев чудесного овладения нормальными иностранными языками. Наше изучение терминологии, связанной со словом "истолкование" в Новом Завете и вне его пределов, подводит нас к заключению, что "говорение на языках" в Коринфе было чудесным овладением ранее неизвестными иностранными языками.

Теперь давайте вернемся к прорицаниям (в греческих исступленных религиях - mantis) [Это выражение взято у Платона], которые представляют собой неясные и попросту темные высказывания, когда сам их автор, очевидно, не понимает произносимого. Согласно Поллуксу, с ним сотрудничает человек, которого называют sophron, и он-то, полностью владея собой, находится рядом, молится и "истолковывает" (греч. exegetai) изречения и видения. [Поллукс из Наутикратиса был ритором в Афинах в 178 г. до Р. Хр.] Есть существенное отличие в языке Павла, слова которого - "истолковывать" и "переводить" - не повторяют употребляемых в эллинистических культах. Он не использует обычное для этих религий слово "экзегеза". А разве различие в употребляемой терминологии греческих исступленных культов и в языке Павла не указывает нам на то, что Павел в действительности говорит о чем-то другом, кардинально отличающемся от исступления в языческих религиях? Трудно не прийти к подобному выводу

12. Языки и пророчества

Представляется полезным прежде изучить язык Павла в его рассказе о даре пророчества, чтобы уяснить, чем он отличается от языка, употребляемого в те времена для описания феноменов языческих религиозных культов.

В Дельфийском и Дионисийском культах, как сообщает Бехм, прорицания приравниваются к пророчествам. С другой стороны, Павел четко различает "пророчества" и "говорение языками". Это два совершенно обособленных духовных дара (1 Кор. 12:8-11, 14:1-5). Принципиальное отличие кроется во взаимодействии с духом (греч. pneuma). В Дионисийском культе одержимость священным духом происходит, когда "Бог всецело входит в тело (и) дает экстатическую силу возвещать то, что должно произойти (в будущем)". [Еврипид, написавший это, жил с 480 i до 406 е до Р. Хр.] "Дух" в 1 Кор назван не "священным" (греч. hiereu), как в культе Диониса в описании Еврипида, он назван "святым" (греч hagion), как во всех Павловых текстах и, в частности, в 1 Кор 6-19, 12:3 (ср. 10:1-22, 12:4-13). Павел различает Святой Дух и дух язычества тем, что употребляет совершенно иное прилагательное.

Цель ночных вакхических оргий - mainesthai, "выйти из ума". Это нечто прямо противоположное тому, что Павел желает для "говорящих на языках" (1 Кор. 14:23). Выражаясь яснее, люди, стремящиеся истолковать 1 Кор. 14 с привлечением экстатических эллинистических культов вопреки их несовместимости, раскрытой Павлом, вынуждены искусственно преобразовывать феномен языческих гадательных "пророчеств" в происходившее в Коринфе "говорение на языках". Но эти два опыта несопоставимы.

Неистовство, в которое приходят поклоняющиеся Аполлону в Дельфийском храме, обозначается как "божественное неистовство" (греч. theia mania). В этом состоянии неистовства от богов через оракула передается откровение, но, по-прежнему, на нормальном языке. Аналогичным образом все происходит и у сивилл, которые пророчествуют. У этих женщин, неожиданно впадающих в транс, менялся цвет лица, волосы спутывались, они тяжело дышали, пена выступала у рта и движения их были неистовы. Они изрекали мистические фразы в форме оракула. "Пророчества" или "прорицания" - неотъемлемая часть экстатического язычества, но ничего похожего на глоссолалию при описании опыта этих религий не обнаружено.

По поводу состояний транса пифий в Дельфийском оракуле Е. Р. Доддс пишет, что "бог проникал в нее и использовал ее голосовые связки как будто свои, в точности так, как осуществляется "контроль" в современном медиумном спиритизме". Образ Дельфийского оракула, составленный этим ученым, совпадает с тем, что мы наблюдаем при одержимости медиума в спиритизме. Это, разумеется, отнюдь не то, что мы находим в Новом Завете вообще и в 1 Кор. 12-14 в частности.

Н. Энгельсен, следуя по стопам предшественников, утверждает, что "говорение на языках" и пророчество в Коринфе не вполне прозрачно для толкования. Для него существенно и то, что в древнегреческом нет специального слова, обозначающего бессмысленную, вдохновленную богами речь. Исходя из сложностей такого характера, Энгельсен постулирует, что и осмысленная, и бессмысленная вдохновенная речь не различалась ни в христианскую эпоху, ни до нее. Он также приходит к выводу, что "говорение языками" в Коринфе - результат достижения транса и, следовательно, этот дар есть экстатический опыт бессмысленной речи, т. е. глоссолалия.

Эти предположения Энгельсена были опровергнуты исследованиями, которые показали, что новозаветные пророчества не являются результатом транса. Следует напомнить, что Павел не соединяет "говорение языками" с состоянием транса. Он избегает любой подобной ассоциации. Как пророчества, так и "говорение языками" - дары духовные, они не совпадают, хотя и исходят из одного источника - Святого Духа. Причем пророчество - дар, к которому коринфянам следует стремиться прежде, чем к дару иных языков (1 Кор. 14:1).

13. Языки и молитва

Выражение "сказать умом моим" в 1 Кор. 14:19 тоже заслуживает внимания. Оно противопоставляется не "говорению духом", но "говорению языками". Слово "ум" (nous) соотносится с мышлением, раздумьем, осмыслением, рефлексированием и свойством человеческого сознания анализировать. Как отмечает Р. С. Дентан, это часть человеческого интеллекта как такового. В таком случае Павел, очевидно, хочет подчеркнуть, что в собрании он предпочел бы сказать несколько слов на человеческом рациональном, рефлексивном языке с целью назидания членов Церкви, чем произно'сить множество слов на "языке", который другим непонятен и, следовательно, не приносит пользы.

В 1 Кор. 14:14 Павел говорит: "Ибо, когда я молюсь на незнакомом языке, то, хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода". Здесь и в последующем стихе "ум" и "дух" противопоставляются. Слова "мой дух" (14:14) и просто "дух" (греч. pneuma) из 14:15 лучше всего понимать как "Дух Святой, данный мне". Дух Святой действует через личность.

Молитва, произнесенная "языком", исходит от Святого Духа, как и сам этот дар. То же самое справедливо и для пения (14:15). Как "молитва", так и "пение" на "языке" исходят от Святого Духа. Святой Дух наделен "языком", что проявляется или в молитве, или же в пении.

Два рассматриваемых текста (14:14, 15) не ограничивают феномен языков молитвой и пением. Однако в этих текстах и не утверждается, что молитва и пение на языках благословенны только для получившего дар "говорения языками". Непереведенная речь на ином языке может назидать "говорящего языками" (14:4), но на церковном собрании этот дар призван посредством "молитвы" и "пения" нести благословение всем, чтобы они могли сказать "аминь" (14:16). Однако если пришедший на церковное служение "не понимает, что ты говоришь" (14:16), предназначение дара языков не достигается, иными словами, "другой не назидается" (14:17). Назидание в Церкви - прежде всего.

Что значит: ум остается "без плода" (1 Кор. 14:14), когда "говорящий на языках" молится или поет на "языке"? Павел твердо говорит: "Стану молится духом" [т. е. Святым духом, который в нем], стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом" (14:15).

Как пишет Бехм, ""ум" в этих текстах - перевод греческого слова nous, обширный термин, имеющий двадцать четыре значения, из которых двадцать одно применимо в письмах Павла. Мысль, которую Павел пытается донести в 1 Кор. 14, 15, заключается в том, что человек, который говорит на "языке", вовсе не "вышел из ума", напротив, он в своем nous (уме), хотя и руководим pneuma (Духом). Nous (ум) присутствует, хотя и как бы не действует". Разве Павел особо не подчеркивает ту мысль, что в процессе полноценного общения и передачи вести разум обязательно должен работать? Г. Хардер специально отмечает: "не следует забывать, что говорение умом также есть работа Святого Духа". Таким образом, не существует противопоставления между работой Святого Духа и рациональных мыслительных свойств человеческого ума.

Получается, что вновь контекст 1 Кор. 14:14, 15 имеет первостепенное значение для понимания этих стихов. Было бы неумно истолковывать их под углом зрения философии или эллинистических религий. [Бехм, "nous", 4:958: "Не существует тачек соприкосновения с философским или мистико-религиозным употреблением "nous". Далее он сообщает: "Нет нужды предполагать, что Павел отождествляет nous и рпеита по образу и подобию эллинистического мистицизма" (с. 959).] В 14:13 Павел пишет: "А потому говорящий на незнакомом языке молись о даре истолкования. Ибо, когда я молюсь на незнакомом языке, то, хотя дух [Святой Дух, который во мне] мой и молится, но ум мой остается без плода". Чтобы "ум" обрел плод, необходимо "истолкование". Посредством "истолкования" Церковь назидается (14:12). Это в точности то же, о чем говорится в 14:16: не имеющие дара должны бы сказать "аминь", но "(они) не понимают, что ты говоришь". Если же есть "истолкование", то "другой" "назидается" (14:17). В соответствии с контекстом, все дело в понимании того, что сказано в назидание Церкви.

14. Языки и порядок во время служения

Встречаются две ошибки в толковании дара языков; обеих желательно избегать. В одном случае придается чрезмерное значение "говорению языками". Пятидесятники и неопятидесятники харизматического движения обновления спаяны воедино одной цепью глоссолалии. Они отождествляют "говорение языками" с глоссолалией и придают чрезмерное значение этой практике для верующего. Подобный приоритет не соответствует истинному значению этого дара, как то следует из Нового Завета. Другая ошибка заключается в противоположном: в принижении важности тех текстов в Новом Завете, в которых Павел и Лука пишут о "говорении на языках", с тем чтобы раскритиковать современное движение обновления и пятидесятничество.

Внимательный исследователь Писания будет учитывать эти соблазны и в полной мере попытается предоставить Библии говорить самой за себя. Мы уже рассмотрели с разных точек зрения - лингвистической, терминологической, контекстуальной, экзегетической, сравнительной и т. п., - что мысли Павла лучше и точнее всего можно понять, если не отождествлять "говорение языками" с глоссолалией. Выше мы привели достаточно причин для такого подхода.

Павел вновь и вновь подчеркивал, что "говорение языками" исходит от Святого Духа, подобно любому другом духовному дару (1 Кор. 12:10, 28, 30, 14:1).

Апостол не считает, что "говорение языками" в Коринфе есть нечто ложное. Во-первых, Павел желает, чтобы все коринфские верующие "говорили языками" (1 Кор. 14:5). Критерий Павла в оценке ценностей пророчества и языков - назидание и устроение Церкви (1 Кор. 14:4, 5, 16). Во-вторых, Павел заповедует: "Не запрещайте говорить и языками" (1 Кор. 14:39). Он предупреждает о возможности неверного использования этого дара и выводит правила, призванные помочь избежать этого.

Во второй части 1 Кор. 14 Павел пишет о главном. Даром "говорения на языках" следует управлять и его не должно использовать с эгоистическими целями. Если нет истолкователя на общественных богослужениях, то лучше "молчи в церкви", потому что в этом случае "говорящий языками" обращается только к "себе и Богу" (1 Кор. 14:28). Этот призыв к порядку на богослужении вовсе не означает, что данный духовный дар должен быть запрещен в церкви. Павел таким образом продолжает доказывать, что надлежащим образом "говорить на языках" должно в надлежащем месте, при соблюдении правил употребления дара и его предназначения. В-третьих, Павел благодарит Бога, "что я более всех вас говорю языками" (1 Кор. 14:18). Эти слова подтверждают, что Павел, апостол язычников, сам владел даром "говорения на языках". Невозможно тут же не вспомнить Петра, апостола евреев, который также владел этим даром, поскольку получил его в день Пятидесятницы (Деян. 2:2,14, 10:46, 11:15). Разве это не еще одно звено цепи, связывающей Деян. 2 и 1 Кор. 14?

Если бы Павел говорил в 1 Кор. 14 о ложной природе дара, как смог бы он утверждать, что дар исходит от Святого Духа, что его следует жаждать, и что он, Павел, сам им владеет. Вряд ли это богодухновенная дипломатия, посредством которой Павел утверждает себя на уровне собеседника, чтобы затем поднять его несколько выше. Безусловно, Павел желает научить христиан законно и правильно употреблять этот дар "говорения языками". Хотя Павел говорит на языках больше, чем все коринфяне и, как миссионер среди язычников, часто этим даром пользуется, он утверждает, что "в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтоб и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке" (1 Кор. 14:19)- Хотя у Павла больше поводов говорить языками, его первейшая обязанность - "наставить других" в церкви. [Число "5" - типично целое число См "Комментарий Новою Завета" Старка и Биллербека. Смысл греческого подлинника 1 Кор 14 18 не в том, что Павел говорит "на большем числе языков", а в том, что он говорит на ямках "больше, чем вы все вместе взятые", или "больше, чем любой из вас" Последний вариант перевода важен в системе аргументации Павла.] Павел знает, что 10 000 слов на никому не знакомом языке не принесут пользы этой церкви. И, наоборот, краткая, точно сформулированная весть, которая по смыслу внятна, выполнит назначение всякой речи в церкви, а именно послужит в назидание.

Павел показывает, что дар языков в Коринфе истинен, но его неверно употребляют, поскольку он не выполняет своего предназначения, не служит делу устроения Церкви. Соответственно, Павел дает верные принципы, следуя которым можно достигнуть порядка во время богослужения (1 Кор. 14:26-28):

1. Все должно служить делу назидания, то есть для устроения Церкви (14:26). Это основной принцип всего поучения относительно языков в 1 Кор. 14.

2. На языках должны говорить только двое или трое, причем "порознь", и даже "самое большее трое" (14:27). Это ограничение показывает, что в Коринфе было большое число "говорящих на языках". Павел снижает число "говорящих языками" в храме до "самое большее" трех.

3. Говорить, как учит апостол в 14:27, надо порознь. Павел устанавливает правило, что говорить нужно не одновременно, а по очереди.

4. В церкви должен присутствовать переводчик, чтобы перевести сказанное и чтобы оно могло послужить делу назидания Церкви (14:27).

5. Если переводчика нет, то "говорящие на языках" в храме должны молчать и говорить только себе и Богу (14:28).

Очевидно, что порядок во время служения пойдет на пользу всей общине. Бог, Которого прославляют, есть Бог порядка (1 Кор. 14:40). Он не есть "Бог неустройства, но мира" (ст. 33). Эти наставления касательно порядка литургии даются всем церквям святых (14:33). Это справедливо для всех раннехристианских церквей и для церквей будущего. Учение Павла имеет силу до сих пор.

Выводы

Контекстуальное исследование 1 Кор. 12-14, которое мы проводили в этой главе, полностью подтверждает единство терминологии, используемой во всем Новом Завете. Исследование показало, что можно с высокой степенью достоверности полагать, что феномен "говорения языками" во всех частях Нового Завета один и тот же. Обоснованно считать, что во всем Новом Завете "говорение на языках" есть один и тот же чудесный дар владения верующими иностранными языками, с которыми прежде они не были знакомы.

Нерасторжимые связи соединяют все случаи новозаветного феномена "говорения языками" в одну неразрывную цепь. Из всего сказанного следует:

1. Иисус предсказал, что верующие будут "говорить языками новыми" (Мк. 16:17). Это исполнилось не только в Иерусалиме в день Пятидесятницы, но и в таких метрополиях, как Кесария в Иудее, Ефес в Малой Азии и Коринф в Греции. Население всех этих городов состояло из различных групп, которых разъединяли языковые барьеры. Люди из различных стран и частей света, владеющие по большей части только своим родным языком, проходили через эти места. Иисус повелел, чтобы Евангелие было проповедано всему человечеству через Дух Святой. С помощью дара чудесного владения иностранными языками можно было уверенно достичь этой цели и научить народы, говорящие различными языками, путям Христа.

2. В соответствии с Мк. 16:17 Иисус сказал, что среди прочего "говорение новыми языками" будет "знамением" (греч. semeion) в смысле явления, не согласующегося с обыденными природными событиями, для тех, кто таким образом услышит весть Евангелия. Этому дару предстояло быть знамением чуда для неверующих, подтверждающему, что случилось событие Божественного происхождения. В 1 Кор. 14:22 Павел объясняет, что "языки суть знамение не для верующих, а для неверующих". Он особо отмечает, что дар "говорения на иностранных языках" должен убедить неверующих в том, что весть несет печать небес. Всякий, кто позволит себя убедить, может обрести спасение, для всякого же, проигнорировавшего данное явление, это означает суд.

3. В Деян. 2:13 некоторые высокомерно насмехались над учениками, говорившими на иностранных языках, и обвиняли их в том, что они пьяны. Незнающие и неверующие могут отреагировать подобным образом, если они будут присутствовать во время богослужения в Коринфе, где говорят на языках беспорядочным образом. Павел отмечает, что если языки непонятны для неверующих, последние могут подумать, что говорящие сошли с ума (1 Кор. 14:23). Может возникнуть ложное впечатление, и проявление истинного дара владения иностранными языками может быть неверно истолковано.

4. Это приводит нас к следующему звену цепи, которая соединяет воедино новозаветные феномены "говорения языками", когда мы говорим о назначении этого дара. Воскресший Господь соединил дар языков с великим поручением евангелизировать мир (Мк. 16:15-18). В день Пятидесятницы были обретены первые плоды Его обещания, когда 3000 человек присоединились к новорожденной церкви (Деян. 2). Затем дар достиг христиан из язычников в Кесарии и Ефесе, тем самым приобщая их к делу евангелизации (Деян. 10:45, 46, 19:1-6). В 1 Кор. 14 Павел вновь и вновь подчеркивает, что дар языков должен служить делу устроения Церкви (14:4, 5, 12, 26). Именно поэтому он говорит, что этот дар прежде всего для незнающих и неверующих. Они должны быть приведены к общению с верующими и возрастать в своем христианском опыте, чтобы в дальнейшем тоже участвовать в евангелизации.

5. Лука в Деян. 19:6 сообщает, что после того как в Ефесе двенадцать "учеников" были обращены и приняли Дух Святой, они обрели способность говорить языками и пророчествовать. Представляется важным, что Павел здесь ставит на один уровень дар языков и дар пророчества. Это в точности соответствует 1 Кор. 14, где апостол многократно говорит о том и о другом даре. Родство между пророчеством и языками утверждается тем фактом, что оба эти дара были проявлением Духа Святого (как в Коринфе, так и в Ефесе). Тесная связь дара языков и дара пророчества ведет нас прямиком к первому излитию Святого Духа в день Пятидесятницы, при описании событий которой Петр дважды упоминал пророчества (Деян. 2:17, 18). Однако Павел совершенно отчетливо показывает, что дар языков и дар пророчества, хотя они и близки, даже едины по своему истинному и высшему предназначению, совершенно самостоятельны, и ни в коем случае не идентичны.

6. Вряд ли случайно, что две столь значительные фигуры первоапостольской Церкви, Петр и Павел, чьими устами Благая Весть возвещалась евреям и язычникам соответственно, в Деяниях оба находятся в соприкосновении с феноменом языков, к теме которых Павел вновь обращается в 1 Кор. 12-14. Бог использует эти случаи и авторитет столпов первоапостольской Церкви с тем, чтобы распространить Благую Весть при посредстве языков, сверхъестественным образом дарованных Святым Духом.

7. Ряд мест в 1 Кор. 14 четко указывают в сторону понимания "говорения языками" как дарованной Святым Духом способности говорить на иностранных языках, прежде человеком не изучаемых, как о том сообщается в Деян. 2. Поразительная идентичность терминологического и лингвистического употребления выражения "говорить языками" - как в Деяниях, так и в 1 Кор. 12-14 - делает этот вывод весьма обоснованным.

8. Дополнительные связи между Евангелием от Марка, Книгой Деяния и 1-м Посланием к Коринфянам проистекают из происхождения, природы, употребления, предназначения и личности вовлеченных в действие духовного дара-знамения. Новозаветный феномен "говорения на языках" в этих трех документах - Евангелии от Марка, Деяниях и 1-м Послании к Коринфянам - показан как единый уникальный духовный дар владения специально не изучаемыми иностранными языками, но предоставленными с целью евангелизировать мир. Он должен был продемонстрировать, что Бог всецело на стороне зародившейся Церкви, что дар дан с целью ее укрепления и развития, снятия барьеров между иудеями и язычниками, и он должен стать знамением многочисленных его даров, цель которых - построение Церкви как тела Христова.

Наше исследование всех основных ответвлений проблемы дара "говорения языками" в Новом Завете показало, что дан он верующим Святым Духом с особой целью; и это Его воля, чтобы дар сей использовался именно таким образом, как мы выяснили. Мы также увидели, что "говорение на языках" в Новом Завете даруется не каждому, но тому лишь, кого избирает Дух Святой. Не существует повеления, чтобы каждый верующий участвовал в этом. В Новом Завете нет утверждения, что "говорение на языках" есть ключ к большей духовной силе. Есть утверждение о том, что языки прекратятся (1 Кор. 13.82). Особый смысл этого конкретного утверждения вызывает множество споров. В частности, утверждалось, что нужны они были лишь в новозаветные времена (Б. Б. Уарфилд) и что "языки" прекратятся сами собой (М. Ф. Унгер). Примиренческая позиция относительно языков заключается в том, что к современной глоссолалии не следует искусственно стремиться, как не следует ее и запрещать. Этот компромисс поддерживается в различных кругах. Если какой-либо случай проявления глоссолалии идентифицируется с новозаветным даром "говорения на языках", то необходимы доказательства, что он строго соответствует новозаветным описаниям этого дара, включая источник, назначение, природу, порядок, роль для миссии и т. д. Доказательство идентичности явлений не может покоится на личном опыте или на авторитете какого-либо учения, но на твердой основе полновесного свидетельства Писаний по этому вопросу. Жители Верии "приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так" (Деян. 17:11). Каждый христианин, чувствующий свою ответственность и сознающий необходимость поступать аналогичным образом, примет только то, что здраво и основано на Писаниях.